Главная / Статьи / Охота на глухаря с камерой

Охота на глухаря с камерой

Охота на глухаря с камерой

Мы сидим за столиком на высоких декоративных пенёчках, приспособленных мастеровитым лесником под стулья, и смотрим на мониторе видеокамеры, как токует глухарь. У него раскрыт веером хвост, оттопырены крылья и задрана кверху голова. В такой торжественной и, кажется, чересчур напыщенной позе глухарь степенно прохаживается по залитому розовой зарёй мшистому бугру. Видеофильм о глухаре на току снял кинооператор Михаил Родионов.

Звуки, издаваемые поющей птицей, необычные, они мало походят на песню, но приятные и наполняют лесную избушку блаженной радостью. Это чудодейственное звучание дошло до нас из глубины веков, оно действует магически, трогает в  аших душах поэтические струнки, от колебания которых радостно стучит сердце. Песня глухаря – это восторженный гимн весне, теплу, солнцу, любви. Солист заставляет нас замолчать, замереть, забыть обо всём на свете и слушать, затаив дыхание. При виде такой диковинки хочется верить в сказку и слушать ещё и ещё…

Кинооператор, сумевший снять фильм о скрытной стороне жизни глухарей, – Михаил Сергеевич Родионов. Он биохимик, приехал на мещёрский кордон из Москвы. Съёмка живой природы освоена и доведена этим человеком до совершенства, поэтому чужеродное и модное слово «хобби» в данном случае не годится. Михаил снимает живую природу высокопрофессионально. Это воплощение мечты юности, пронесённое через годы терзаний и перипетии жизни. Фильмы Родионова познавательны и рассчитаны на широкий круг зрителей. Их смотрят не только у нас, но и за рубежом.

Съёмкой живой природы Михаил увлёкся в школьные годы. Вдохновленный книгой о фотоохоте известного натуралиста П.И. Мариковского, он загорелся желанием фотографировать насекомых и, отправляясь на природу с отцовским «Зенитом», получал огромное наслаждение.

Интерес к киносъёмке пробудился благодаря тетеревам. Это они послужили для Михаила своеобразным толчком к охоте за поэтическими образами живой природы. Найденный с друзьями в студенческие годы тетеревиный ток настолько очаровал любознательного юношу, что ему захотелось своим открытием поделиться. Шутка ли, токовали сорок птиц, гул стоял немыслимый, да и место действа находилось не за тридевять земель, а, можно сказать, рядом, под Москвой. Позвонил на телевидение с предложением снять фильм о тетеревах для передачи «В мире животных», но там к предложению студента отнеслись с иронией и посоветовали далеко от дома не отлучаться, а наблюдать за жизнью кошек и собак. Такой совет натуралист воспринял как насмешку и решил попробовать запечатлевать живую природу самостоятельно. Родители к стремлению сына отнеслись с одобрением, и начинающий кинооператор, вооружившись полупрофессиональной 16-миллиметровой кинокамерой, стал делать целеустремлённые прогулки по родной природе. Михаил вспоминает: «С тех пор желание снимать птиц, снующих в траве муравьёв, ящериц, орущих в пруду лягушек жило во мне постоянно. И я снимал, снимал…»

Интерес к окружающему миру Михаил унаследовал от родителей. Они – геологи, много времени проводили в экспедициях и, видя, что сын тоже неравнодушен к природе, стали приобщать его к походной жизни. Летом вместе они бродили по дальневосточной тайге, сплавлялись по горным рекам, колесили по Приморскому краю, Чукотке. За время скитаний по таёжной природе юный путешественник не только освоил фотографическое дело и познал тонкости киносъёмки, но и научился скрадывать и снимать птиц и зверей. Но главным жизненным приобретением стало для него открытие удивительного мира живой природы, полного тайн и загадок.

Затем были годы учёбы в Московском институте химической технологии имени Ломоносова, получение диплома, практика. И хотя выбранная профессия также была родом из детства, очень скоро Михаилу стало ясно: биохимия не для него. Прирождённому скитальцу всё чаще грезились эпизоды походной жизни. Вспоминались вешние разливы рек, отражённые в воде сосны, заполонённые душистыми цветами лесные опушки, голоса птиц, весенний шум молодой листвы…

«Я нисколько не сомневался, – повинился мне Михаил, – что, вернувшись к прежнему занятию, сделаю гораздо больше и при этом почувствую себя счастливейшим человеком». Но с чего начать? Появилась дерз-
кая мысль: устроиться в Окский заповедник научным работником – там огромное поле деятельности и есть надежда снимать живую природу. Но директор заповедника, к великому огорчению, все надежды искателя счастья мигом развеял. Заповедной науке требовались кадры со специальным высшим образованием, то есть биологи.

Разочарования от отказа несостоявшийся служитель заповедной природы, однако, не испытывал. Обдумав и взвесив все «за» и «против», он ещё больше укрепился в желании снимать животный мир, но работать исключительно с кинокамерой. В отличие от фотоаппарата, она гораздо красочнее и эмоциональнее отображает картины живой природы. «Не всё на первых порах получалось, – вспоминает мастер киносъёмки. – Как и во всяком новом деле были досадные ошибки и разочарования. Снимая животных, я узнал: одни подпускают близко и к присутствию человека терпимы, к другим и на пушечный выстрел не подойдёшь. Тут требуются особая подготовка и специальные укрытия, так называемые скрадки. Это целая наука. И есть субъекты особенные, обитающие в специфических условиях, они чрезвычайно осторожны и пугливы до крайности, поэтому работа с ними требует огромного опыта и практических навыков, тут неумелому человеку о съёмке и думать нечего. Например, путь от первой попытки запечатлеть глухаря и до победного фильма был у меня очень долог – целых десять лет». 

Каждая вылазка на природу преподносит что-то новое, поэтому даже у бывалого человека нередко всё происходит, как в первый раз. Всего предвидеть и учесть невозможно, а значит, искать «ахиллесову пяту» того или иного животного зачастую приходится, что называется, методом тыка. Для Михаила памятна экспедиция в Тебердинский заповедник, где он снимал токующих кавказских уларов. Птицы эти держатся исключительно в высокогорье, чаще на высоте двух и более километров. Погода там неустойчивая, что резко ограничивает возможности киносъёмки. Подумать только: ночью мороз до пяти, а то и десяти градусов, а днём пятнадцать тепла – хоть загорай. Есть в горах и другая особенность: во второй половине дня, как правило, либо дождь поливает, либо валит снег, и ветер свищет такой, что до костей пробирает. Эта круговерть вызывает тревогу за устройство лагеря, то есть за палатку – вот-вот сорвёт и бросит в ущелье. Случись такое, и беды не миновать, укрыться от непогоды будет уже негде.

Улары – птицы настолько зоркие и осторожные, что приблизиться к ним с камерой на штативе и микрофоном практически невозможно. Дело усугублялось ещё и тем, что они то и дело меняли место тока. Пробовал маскироваться по-армейски: прятаться за камни и подбираться к цели ползком. Но сторожкие птицы на нужную дистанцию не подпускали. Выручили опять же скрадки – улары быстро к ним привыкали. Фильм у Михаила получился, как и было задумано. Первое одобрение последовало от научного сотрудника Тебердинского заповедника А.Н. Бока, который очень высоко оценил научную ценность этого фильма.

В нынешнем году фильм об уларах будет демонстрироваться на международном кинофестивале в Москве, покажут его и на всероссийском экологическом кинофоруме «Золотой витязь». Кстати, Михаила Родионова, как мастера кино о живой природе, знают и в Рязани. В прошлом году его фильм «Осень. Листопад» стал победителем на проходившем во Дворце молодёжи кинофестивале спортивно-туристических фильмов «Арго-2010».

На Мещёрском кордоне пробыли мы несколько дней. Окрылённый успехом прошлого года Михаил задумал сделать ещё один фильм о глухарях. Чтобы запечатлеть нюансы их брачного поведения и сделать качественную запись песни этих птиц, необходимо снимать токующих глухарей с максимально близкого расстояния – только так возможно показать богатство красок оперения, ведь птицы эти восхитительно красивы. Осуществляя задуманное, мастеру киносъёмки пришлось приезжать в рязанскую Мещёру несколько раз. Первый визит был в марте. Лесные дороги в эту пору гибельные, даже на сверхпроходимых машинах пробираться по ним сложно. Но Михаил – водитель бывалый, на своей «буханке» он с горем пополам до кордона добрался. А до тока – на лыжах. Там в нужных местах он разгрёб снег и поставил три скрадка, чтобы к разгару брачной поры глухари к чужеродным предметам привыкли. Второй раз он посетил ток в первой половине апреля. Привыкшие к «особнячкам» глухари позировали не боясь, но подходили не настолько близко, как хотелось бы. Укрытия пришлось переносить и устанавливать заново. Третий приезд московского кинооператора состоялся в середине апреля. Тогда же на кордон прибыл и я. И в тот же вечер, взвалив на плечи увесистые рюкзаки, мы с Михаилом отправились к месту действа. Отмерив от кордона по лесной дороге девять с лишним километров, мы свернули на болото и вскоре увидели скрадки. Они походят на мини-палатки, хорошо замаскированы и в глаза не бросаются. Мне Михаил показал на укрытие, вокруг которого базируется молодой глухарь. Невестами он пока не обзавёлся, поэтому токует до десяти утра, и снимать его можно при хорошем освещении. Скрадок мастера киносъёмки находился в центре тока. Ему нужно снять и записать песню главного героя тока – бывалого старого петуха.

В скрадке тесновато, забравшись в спальник, лежу, поджав ноги. Время тянется медленно. Наконец солнце опускается за верхушки сосен, и в лесу сгущаются сумерки. Хор птичьей мелкоты стихает. Но вот раздаются шумные хлопки крыльев. Это с болота на ток прилетел «мой» глухарь. Ночевать он устраивается на сосне прямо над моей головой. Теперь надо лежать тихо. Можно вздремнуть, но сон, хотя это и непросто, надо контролировать. По совету бывалого Михаила спать нужно лицом вниз, иначе во сне можно ненароком всхрапнуть, и тогда прощай съёмка – птица испугается и улетит.

…Негромкое пощёлкивание выводит меня из дремотного состояния. Это запел глухарь. Значит, рассвет уже близко. Осторожно, стараясь не шуршать одеждой, выбираюсь из спальника и готовлю фотокамеру к съёмке. Вокруг слышатся голоса других участников тока. Как только чуточку посветлел лес, «мой» глухарь слетел наземь. Он степенно ходит вокруг скрадка и при этом часто вспархивает, приглашая таким образом на свидание глухарок. Маскировочная ткань скрадка слегка просвечивается, но так надо, чтобы изнутри было всё видно, иначе, выдвигая в окошечки объектив (а его приходится то и дело переставлять) и не ведая того, что птица может быть рядом, спугнёшь её и всё испортишь.

глухарь на току

Лес светлеет на глазах. Глухарь токует на расстоянии вытянутой руки, снимать нельзя – слишком близко, кадр будет нерезким. Жду подходящего момента.

Прислоняю к окошечку бинокль и наблюдаю, как к соседнему глухарю прилетают сразу три глухарки и как счастливый токовик всю компанию уводит на болото, чтобы там, в уединении, вершить таинство во имя продолжения рода. Михаил, снимая эту сценку, наверняка испытывает радость – она станет истинной жемчужиной фильма. Вот только обидно, что к фильмам о природе у нас в стране интереса никто не проявляет. Недавно, предложив в Интернете свою продукцию, московский энтузиаст был удивлён: его творения пожелали приобрести… работающая в ЮАР английская телекомпания и греческое телевидение. У нас же искусство, которое несёт людям душевное богатство и глубокие познания о жизни природы, оказалось невостребованным. И это вызывает тревогу за наше будущее. О какой любви может идти речь, коль люди не ведают, какая красота их окружает и какие уникальности есть в нашей неповторимой русской природе. Кстати, нарезку последнего фильма Родионова можно тоже увидеть в Интернете: www.youtube.com/user/mikhailrodionov

… «Моя фотомодель» отдаляется на нужное расстояние. И так встанет, и сяк – снимай! Дав возможность сделать с полсотни кадров, она удаляется на болото. Покидают место действа и другие участники тока. Выбираюсь из укрытия и разминаю онемевшие конечности. «Как успехи?» – интересуюсь я у Михаила, тоже появившегося снаружи. «Всё о’кей!» – поднял он кверху большой палец руки.

Иван Назаров, фото автора

***

охота на гуся
Фото – Дмитрий Кудря

Приглашаем на осеннюю охоту на гуся в Тверскую область. Охотничья база Дворянское гнездо расположена в 340 км от МКАД в Тверской области: Краснохолмский район, д. Путилово, д. 62. Первозданная природа, кристальный воздух, комфортные условия проживания делают базу великолепным местом для отдыха, рыбалки и охоты в Тверской области.

Подробнее об охотничьей базе Дворянское гнездо >>

 Другие статьи на эту тему:

Adblock
detector