Главная / Новости / Таежный патруль

Таежный патруль

С приближением лета власти Марий Эл делают все возможное, чтобы подготовиться к наплыву туристов. Не секрет, что отдых в регионе, славящемся обилием лесов, рек и озер, с каждым годом привлекает все больше людей. Вход в марийские леса строго по пропускам введен в этом году в связи с высокой пожароопасностью. О мерах по сохранению марийской тайги, которая так привлекает туристов, рассказывает Глава Министерства лесного хозяйства Марий Эл Геннадий Дворецкий.

Жители Татарстана, Чувашии и других регионов предпочитают проводить свой отпуск не на заморских курортах, а вблизи озер Яльчик, Шап или Кичиер. Байдарочники находят в Марий Эл удобные для сплава реки, такие как Илеть и Кокшага, любители тихой охоты – грибные и ягодные места в Куженерском, Килемарском и Юринском районах.

Глава Министерства лесного хозяйства Марий Эл Геннадий Дворецкий считает, что республика заинтересована в развитии туризма, но при этом важно помнить о сохранности лесов. Насколько это важно, показал прошлый год, когда горели леса, а жители республики задыхались от гари и дыма. О том, как сохранить марийскую тайгу, которая так привлекает туристов, корреспондент "РГ" и расспросила Геннадия Дворецкого.

Российская газета: Геннадий Анатольевич, в этом году в Марий Эл уже был введен запрет на посещение лесов. Многим жителям и гостям республики пришлось отказаться от байдарочных туров или прогулок по лесу. С чем связаны такие меры предосторожности?

Геннадий Дворецкий: По статистике, на майские праздники приходится около 35 процентов пожаров. Причем виновниками ЧП в основном становятся люди, которые оставляют костры или бросают окурки в сухую траву – прекрасный горючий материал.

Сначала мы хотели закрыть леса для всех. Но, после того как стали поступать недовольные отклики, пошли на уступки: доступ в лес был частично открыт для организованных групп, следующих водными маршрутами. Причем перед туристами был поставлен ряд условий – написать заявку, пройти инструктаж и указать ответственных лиц. Кто-то из байдарочников проходил регистрацию прямо у реки, на пропускном пункте.

По такому принципу мы работаем каждый год, поэтому всем путешественникам рекомендую обращаться к нам, чтобы получить исчерпывающую информацию о ситуации в лесах или разрешение.

РГ: Марийская тайга становится все более популярной среди жителей других регионов, в том числе соседних Чувашии и Татарстана. Как принять туристов и в то же время сохранить лес?

Дворецкий: Если судить по наплыву гостей, наш регион очень перспективен в плане развития туристической отрасли. Природой здесь созданы идеальные условия для охоты, рыбалки и других видов отдыха.

Конечно, чтобы получать прибыль, в том числе от посещения лесов, необходимо провести большую подготовительную работу. Например, в Марий Эл существуют популярные водные маршруты по Кокшаге, Кундышу или Илети. Однако, прежде чем превратить это направление в доходное место, необходимо как минимум оборудовать стоянки – сделать кострища, поставить столы, скамейки, емкости для мусора.

Что касается профилактики лесных пожаров, все туристические маршруты Министерство спорта и туризма республики будет согласовывать с Минлесхозом.

РГ: В прошлом году Марий Эл вошла в число девяти регионов, где был введен режим ЧС. Поступали нарекания в адрес спасателей и сотрудников других служб, которые якобы оказались не готовы к ЧП. Насколько тесным и эффективным, на ваш взгляд, было взаимодействие?

Дворецкий: Действительно, прошлым летом республика была на военном положении. В нашем регионе сгорело 73 тысячи гектаров леса. Но в отличие от других регионов мы не потеряли ни одного человека, ни один населенный пункт. Замечу, что в Марий Эл руководство по тушению осуществляли лесники, так как в этом деле есть своя специфика.

Слаженно действовала правительственная комиссия по ЧС. По большому счету, пожар тушили всем миром. Прекрасно работали дорожники, строители. Я не помню случая, чтобы кто-то не выделил технику или людей.

лесные пожары

В борьбе со стихией помогали зачастую хладнокровные решения – мы сами поджигали лес, создавая преграду на пути огня. Этот метод называется "встречный пал". Из Нижегородской области на нас шел пожар, охвативший 87 тысяч гектаров, фронт огня был 8 километров. Пришлось спалить 2 тысячи гектаров леса в Юринском районе, за что местный лесничий Сергей Вершинин получил от Дмитрия Медведева орден Мужества.

РГ: А были случаи возбуждения уголовных дел по фактам возгораний?

Дворецкий: В нашей республике уголовные дела не возбуждались. В других субъектах, где погибли люди или сгорели дома, разбирательства были. В Марий Эл события прошлого года были признаны стихией. Дело в том, что половина крупных лесных пожаров, а их было 18, возникли от сухих гроз. К сожалению, были и поджоги.

РГ: Как и в Сибири, сельское население в Марий Эл живет за счет сбора и продажи грибов, ягод. Для этих людей леса открыты?

Дворецкий: В Лесном кодексе нет запрета на сбор грибов и ягод. Ограничения могут возникнуть, когда будет объявлен 4-й или 5-й класс пожарной опасности и постановлением правительства леса закроют.

В прошлом году из-за пожаров серьезно пострадали клюквенники, особенно в Килемарском районе. Это болотистые места, куда не могла заехать техника. Поэтому болота горели со страшной силой – высота пламени составляла 1,5-2 метра. Где могли, делали опашку, но при сильном ветре огонь запросто преодолевал и это препятствие.

РГ: С принятием Лесного кодекса в вашем хозяйстве произошло множество изменений – появились арендаторы угодий. Как это отразилось на противопожарной безопасности?

Дворецкий: Сегодня около 90 процентов леса в Марий Эл находится в аренде. Из 38 арендаторов 23 – это бывшие лесхозы, которые после реформы стали обществами с ограниченной ответственностью. Таким образом, нам удалось сохранить и кадры, и технику. Мы не отдали лес бизнесменам, которые не имеют ни малейшего представления о лесном хозяйстве. К тому же у нас нет ни одного арендатора со стороны, все местные. Именно они делают так называемые дороги противопожарного и лесохозяйственного назначения, минерализованные полосы за счет собственных средств. Так в 2009 году они выделили 160 миллионов рублей, а в 2010-м – уже 242 миллиона. Так что в этой части нововведения нас не коснулись. А то, что произошло прошлым летом, это итог стихии, а не реформы лесного хозяйства.

РГ: Недавно была принята республиканская программа по лесовосстановлению, а посадка саженцев на выгоревших участках в этом году не запланирована…

Дворецкий: Марий Эл одна из первых среди регионов-погорельцев сделала инвентаризацию горельников 2010 года. К этим работам были привлечены ученые из МарГТУ, специалисты Центра защиты леса и лесоустроители. С их помощью еще в прошлом году мы определили, где будем сажать березы, где сосны и какие площади оставим для естественного восстановления. Всего для устранения последствий стихии потребуется 212 миллионов рублей. Часть средств на реализацию программы, рассчитанную на 6 лет, выделило правительство республики. Посильную лепту внесут арендаторы. Мы также надеемся на помощь федерального центра.

Сейчас наша основная задача расчистить горельники, чтобы потом приступить к посадке саженцев на больших площадях. Важно также собрать товарную древесину, пока не началось интенсивное заселение короедом. В прошлом году правительство Марий Эл разрешило населению подбирать на горельниках валежную древесину совершенно бесплатно. Тем не менее процесс этот проходит под строгим контролем лесничеств и МВД, чтобы не допустить самовольных порубов на здоровых участках леса.

РГ: В республике разработано много местных ноу-хау для борьбы с пожарами. Например, "противопожарные опушки" – вырубки вокруг населенных пунктов. Какие еще инициативы появились?

Дворецкий: Сразу после пожара глава Марий Эл распорядился убрать лес у каждого населенного пункта и сделать защитную полосу шириной 100 метров. Всего в республике насчитывается 137 деревень и поселков, примыкающих к лесу. Сейчас такая защита не сделана лишь на территории военного лесхоза, национального природного парка "Марий Чодра" и поселка Красный Стекловар, глава которого отказался вырубать часть соснового бора.

Оказалось, что и в этом направлении мы ушли далеко вперед. В Марий Эл работы по созданию противопожарных опушек практически завершены, в то время как федеральное МЧС еще только рассылает рекомендательные письма сделать противопожарные разрывы.

В Министерстве лесного хозяйства недавно появился республиканский диспетчерский центр, который работает круглые сутки. Создан он для того, чтобы оперативно получать информацию о лесных пожарах. Речь идет о космическом мониторинге, которым сегодня пользуются многие заинтересованные службы, в том числе наше министерство. Такой мониторинг необходим, в то же время еще не было случая, чтобы эти сведения опередили наши. Пока мы делаем упор на старые, но проверенные методы. Это осмотр территории с пожарных вышек и двух самолетов – Ан-2 и биплана, которые мы используем для авиапатруля.

РГ: Геннадий Анатольевич, жители республики, напуганные жарой и пожарами, боятся повторения ситуации. А каков ваш прогноз на этот сезон?

Дворецкий: Я не бог, а министр лесного хозяйства. Синоптики прогнозируют жаркие июль и август и дождливый июнь, но я предпочитаю не расслабляться. Прошлый год показал, что нужно быть готовым к любому повороту событий.

Татьяна Желонкина, "Российская газета-Неделя" – Волга-Урал №5482

Другие статьи на ту же тему:

Adblock
detector