Главная / Статьи / Масонские тайны псарного двора

Масонские тайны псарного двора

Масонские тайны псарного двора

История русской печатной книги, посвященной псовой охоте в России, насчитывает лишь два с небольшим столетия. Но написано об охоте с борзыми и гончими за эти годы немало. Книги, написанные уже после отмены крепостного права, были призваны привлечь внимание читателей к борзым и гончим собакам, которых разводили на продажу в дворянских усадьбах.

Реклама – двигатель торговли

История русской печатной книги, посвященной псовой охоте в России, насчитывает лишь два с небольшим столетия. Но написано об охоте с борзыми и гончими за эти годы немало – почетное место на книжных полках современных борзятников и гончатников занимают «Записки псового охотника Симбирской губернии» (1876 г.) П.М.Мачеварианова и «Полное руководство ко псовой охоте» (1891 г.) П.М.Губина, до сих пор не потеряли своих читателей «Псовая охота» (1846 г.) Н.Реутта и «Псовая охота вообще» (1847 г.), А.М.Венцеславского, не имеют аналогов в охотничьей беллетристике замечательные «Записки мелкотравчатого» (1857 г.) Е.Э.Дриянского.

Несколько особняком в этом ряду стоят произведения, созданные авторами рубежа XIX-XX вв. и отличающиеся определенной рекламной направленностью. Это –  «Псовая охота» (1913 г.) Д.П.Вальцова, писавшаяся к 25-летию великокняжеской Першинской охоты, «Четыре дня в деревне псового охотника» (1895 г.) А.С. Вышеславцева, «Записки и признания псового охотника» (1907 г.) Д.М.Голицына, «Псовая охота Владимира Сергеевича Хомяковского» (1890 г.) и некоторые другие. Все эти книги, написанные уже после отмены крепостного права, были призваны привлечь внимание читателей не только к угасающему год от года старинному виду русской охоты, но и к борзым и гончим собакам (разводимым на псарных дворах авторов или заказчиков произведений), торговля которыми становилась в эти тяжелые для русского дворянства годы серьезным подспорьем в пошатнувшемся усадебном хозяйстве.

охота с борзыми и гончими

Эта же тенденция захватила и практически все без исключения публикации о псовой охоте в периодических изданиях. «Положительно неприятно становится, когда читаешь некоторые статьи современной полемики наших псовых охотников! Положим, наш век – есть век реклам, но, как мне кажется, и в рекламах, как и во всем, нужно знать границы и через край хватать не следовало бы. В особенности, как вещь заморская, реклама не пристала к такому делу, как дело русской псовой охоты, этой исконной молодецкой забаве наших отцов и дедов»! – писал в мартовском номере «Природы и Охоты» за 1886 г. саратовский охотник В.А. Дмитриев.

Через два десятка лет вторил ему на страницах «Охотничьего Вестника» и С.С.Кареев: «Запуганный, как и все мои сотоварищи, я боюсь писать в охотничьих журналах, где наносят оскорбления не только разные издатели, но и сама редакция, которая, желая заставить замолчать других в своих собственных целях, дабы остаться одной со своими прихлебателями и рекламировать свои питомники, маскирует себя и прячется за псевдонимами – неизвестными в псовой охоте фамилиями: «Сидоркиными», «Ивашкиными», «Старыми Охотниками» и пр.». Как бы то ни было, но принимаемые нашими современниками едва ли не за догму рассуждения авторов охотничьей периодики тех лет сводились в основном лишь к восхвалению собственных «Угадаев» на фоне безудержного поношения соседских «Отгадаев», делая их в определенной степени калькой интернет-сообществ нынешних любителей борзых. К величайшему сожалению, рекламные баталии псовых охотников прошлого привели к закреплению в умах современных читателей уверенности в существовании мифических курляндской, густо- и чистопсовой «пород» борзых, повальной метизации русских борзых с восточными и западными, избавиться от которой в наши дни чрезвычайно сложно.

охота с борзыми и гончими

Книги «Времен Очаковских и покоренья Крыма»

Таким образом, чтобы разобраться с тем, как выглядели псовые борзые в прошлом и как с ними охотились, мы вынуждены обратиться к литературе тех  лет, когда охотничьей периодики не было еще и в помине, то есть к тем самым книгам «времен Очаковских», что послужили первоисточниками и Мачеварианову, и Губину, и другим мэтрам псовой охоты.

Что же это за книги? Первой ласточкой в их ряду стало вышедшее в типографии Московского университета в 1779 г. «Новое предложение о псовой охоте, или Приятное с полезным», написанное Г.С.Поповым и посвященное всесильному светлейшему князю Г.А.Потемкину. Надо заметить, что чтение этого раритета ничуть не поможет приблизиться к разрешению нашей задачи, поскольку автор в своем повествовании ограничивается лишь рекомендациями хозяйственного характера о том, как, к примеру, сократить число лошадей, участвующих в охоте с 30 до 3-4. Однако примечателен сам факт выхода в 1779 г. книги, написанной автором, имеющим к этому времени охотничий стаж 40  лет. Есть над чем призадуматься сторонникам гипотезы о широком распространении псовых охот лишь к концу XVIII в.!

П.М. Мачеварианов, автор широко известной книги «Записки псового охотника Симбирской губернии» (1876 г.)
П.М. Мачеварианов, автор широко известной книги «Записки псового охотника Симбирской губернии» (1876 г.)

Как видим, круг интересующей нас литературы суживается до нескольких наименований. Прежде всего, это книга с пространным названием «Псовой охотник, содержащий в себе: о свойствах, названии и должности оного; о высворке борзых и наездке гончих собак; о узнании по статям борзых резвых и гончих мастеров и о содержании оных; о узнании на гоньбе гончих мастеров; о должности охотников во время полевой езды; о порошах и осоках; о лечении собак от разных болезней и о кличках борзых и гончих собак. Изданной любителем псовой охоты Г.Б.».

Вышел в свет «Псовый охотник» в 1785 г. «иждивением Типографической компании, в типографии И.Лопухина». Н.Ю.Анофриев в «Русской охотничьей библиотеке» (Брест-Литовск, 1905) писал о нем: «Весьма толковая книжка, написанная с любовью к делу и порядку; интересна каждому псовому охотнику и в настоящее время. Старейшая русская книга (печатная – А.О.) о псовой охоте».

За «Псовым охотником» следует изданный шесть лет спустя (1791) в С.-Петербургской императорской типографии В.А.Левшиным двухтомный и не менее пространный «Совершенный егерь, стрелок и псовый охотник, или Знание о всех принадлежностях к ружейной и псовой охоте, содержащее в себе: полное описание о свойствах, виде и расположении всех находящихся в Российской империи зверей и птиц с приложением притом достаточного описания о псовой охоте, также высваривании и наездке борзых и гончих собак». Это было уже второе издание «Совершенного егеря…» Левшина, отличающееся от вышедшего в 1779 г. однотомника лишь… дословной перепечаткой Левшиным (за исключением главы X «О кличках собак») во втором томе уже известного нам «Псового охотника» Г.Б.

охота с борзыми и гончими

И, наконец, замыкают наш список изданные тем же В.А.Левшиным «Всеобщее и полное домоводство» (М., 1795) с главами, рассказывающими о псовой охоте, «Псовый охотник, или Основательное и полное наставление о заведении всякого рода охотничьих собак вообще и особенно: о содержании и обучении оных, о корме их, о болезнях, лекарствах и предохранительных средствах от оных и проч.» в 2-х частях (М., 1810), и «Книга для охотников до звериной, птичьей и рыбной ловли, а также до ружейной стрельбы» в 4-х частях (М., 1810-1814). Вот, собственно, и все! И хотя в «Псовом охотнике» 1810 г. и «Книге для охотников» автором приводятся ранее не встречающиеся описания русских борзых, надо признать, что основой этих (да и всех последующих!) книг о псовой охоте стала ничем, казалось бы, не примечательная, по выражению Л.П.Сабанеева, «книжонка Г.Б. «Псовый охотник», перевод какой-то, вероятно рукописной, польской книги, заключающий в себе описание хортой борзой». Оставив на совести издателя «Природы и Охоты» уничижительное «книжонка» и «описание хортой борзой», рассмотрим это произведение более пристально.

Нужно сразу отметить, что «Псовый охотник» не является переводом с польского и не имеет аналогов в польской охотничьей литературе. Более того, если основная часть «Псового охотника» совпадает по своему содержанию с ранней рукописной «Книгой о содержании псовой охоты» (1748), то порядка 40% текста Г.Б. вполне оригинальны. Хотя среди части русских исследователей бытовало и отчасти продолжает бытовать мнение о том, что сама «Книга о содержании псовой охоты» является переводом польского издания «Myslistvo z ogary» Jan Ostrorog, тем не менее, несмотря на видимое заимствование в «Книге о содержании псовой охоты» посвящения королевичу Владиславу, правильнее вслед за А.И.Соболевским (Переводная литература Московской Руси XIV – XVII вв. – СПб., 1903. – С. 110) и М.В.Булгаковым (Первые книги для охотников//Про книги. – М., 2008. – №2. – С. 65) признать, что текст «Книги о содержании псовой охоты» «совершенно отличен от текста польской книжки».

Повод же заподозрить польское происхождение «Псового охотника» дал Сабанееву сам автор, писавший в предисловии:  «Будучи в деревне, случилось мне у одного моего приятеля найти в библиотеке старинную книгу, переведенную с Польского на Российский язык под названием: О содержании псовой охоты. Зная, что такового рода книги на Российском языке издано еще не было, вознамерился я, исправив и дополнив, что в оной казалось мне недостаточным для обстоятельного сведения о псовой охоте, оную издать, и чрез сие услужить тем, кои желают иметь сведение, как должно содержать и заводить псовую охоту. Если оная случится быть в руках у совершенных охотников, то надеюсь, что не найдут в ней ложных советов о содержании охоты. Ежели же найдут, то бы в том меня простили; ибо я еще и сам недавно как сделался охотником, то посему, может быть, что многие обстоятельства, знания и опыта, касающегося до псовой охоты, мне и неизвестны; да притом намерение мое есть не такое, чтоб сделать наставление совершенным уже охотникам, но только тем, кои хотят быть, или в недавнее сделались оными. И так я надеюсь, что знающим сие издание понравится тем, что увидят изданную на Российском языке такую книгу, коей чтение их увеселит; а тем, кои желают заводить у себя охоту, преподанием правил, необходимо нужных для псовой охоты. Впрочем, желая сим посильным моим трудом пользоваться, пребываю, Издатель, Любитель псовой охоты Г.Б.».

охота с борзыми и гончими

Неискушенному читателю могут показаться странным и упоминание перевода с польского и «скромность» Г.Б., заставившая скрыть свое истинное имя под псевдонимом. Но не будем забывать о том, что «вольным» (т.е. частным) типографиям указом Екатерины II было дано дозволение печатать исключительно переводную литературу, в связи с чем многие произведения отечественных авторов получили иностранное «гражданство». Во времена всеобщего преклонения перед любым иноземным произведением наши литераторы сплошь и рядом объявляли свои оригинальные произведения переводными. Достаточно вспомнить «переводные» стихотворения Пушкина, Державина и Жуковского!

Столь же широко распространена была в XVIII – XIX вв. практика использования русскими дворянами-литераторами псевдонимов. И хотя уже в наши дни М.В.Булгаков предпочел посчитать, что эта страсть – лишь свойственная тогдашним псовым охотникам «щепетильность и скромность интеллигентов!», гораздо правильнее уловил истинные причины «скромности», а вернее – сословного снобизма А.С.Пушкин, писавший в «Повестях покойного Ивана Петровича Белкина» от имени близкого друга их «автора»: «Но в случае, если заблагорассудите сделать из сего моего письма какое-либо употребление, всепокорнейше прошу никак имени моего не упоминать; ибо хотя я весьма уважаю и люблю сочинителей, но в сие звание вступить полагаю излишним и в мои лета неприличным».

Д.П. Вальцов, Непременный Член Императорского Общества Правильной Охоты, управляющий Першинской охотой
Д.П. Вальцов, Непременный Член Императорского Общества Правильной Охоты, управляющий Першинской охотой

Преемственность поколений

Вернемся, однако, к «Псовому охотнику», тем более что текст его до сих пор остается незнакомым для подавляющего числа наших современников. Книга состоит из десяти глав.

Текст первой главы совершенно оригинален и ни в чем не повторяет ранее известные произведения о псовой охоте. Более того, подобное вступление, очень характерное для бесчисленных немецких «Совершенных егерей» XVIII столетия, в русской литературе до «Псового охотника» ни разу не встречающееся. Зато впоследствии почти все авторы книг о псовой охоте считали необходимым начинать свое повествование с подобного вступления: «Псовый охотник должен быть следующих свойств, а именно: верен, трезв, хороших поступков, трудолюбив, вежлив, опрятен, осторожен, чуток, не горяч, рассудителен, проворен, хитр, нестрашлив, несонлив и ласков. Он должен знать, как вязать тенеты на разных зверей, то есть медвежьи, волчьи, лисьи и заячьи; также надлежит ему знать следы в порошу помянутых зверей, как их объезжать и обметывать теми тенетами; уметь высворить борзых и наезжать гончих собак, и знать лекарства от случающихся им разных болезней».

Ну чем не вступление из книг Губина или Мачеварианова? По своему объему первая глава составляет порядка 15% от общего объема «Псового охотника». Столь же оригинальна и вторая глава, занимающая до 10% книги.

охота с борзыми и гончими

Третья глава «О узнании по статям борзых резвых, а гончих мастеров, и о должности, предписывающей, как оных содержать» вобрала в себя параграфы, взятые Г.Б. из «Книги о содержании псовой охоты» и, кроме этого, содержит значительные вставки, не встречавшиеся ранее ни в «Регуле», ни в «Книге о содержании псовой охоты»:

«Ежели от борзых и гончих собак желаешь развести охоту, и были б домашние выкормленные борзые лихие, а гончие мастера, то надобно знать породу тех собак, от которых желаешь развести псовую охоту – борзые лихие ль, а гончие – мастера ль в породе были, что узнав, легко можно развести от таких породных и добрых собак.

Борзых резвых и цепких узнать по статям, а именно: голова сухая, долговатая и клинчатая; щипец (рыло) длинной и тонкой; глаза большие и хорошие; ноги сухие и жиловатые, в пазанках сжатые и узковатые, не лаписты и не разноперсты, ногти бы утыкала в землю; ребра долгие, плотные, ровные и ниже локотков (локоть у собаки у передней ноги в том месте, где состав, соединяющий лопатку с берцом), и были б бочковатые; задние ноги потянулись, черные мяса (окорока) велики, толсты и крепки; правило (хвост) серповатое; и в себе бы была свободна, широкая в груди и локотках, крепкого тела, не узка и не кругла, сверху была бы широка, не переляка (на спине над ребрами ямка) и не очень долга; а кобель, что круче и короче, то красивее. Суке борзой должно быть статной, длинной и широкой; хотя которая и крутая, только бы в себе была широка, хороша и не переляка, крепка, довольных черных мяс, головы сухой, острых глаз, щипца и шем длинной, правило серповатое, не слабых ног и не лещеватых и узких ребер. И так, ежели сих вышеупомянутых статей собака будет, то верно знающий охотник скажет, что тупа она быть не может.

Ежели худые приметы в борзой собаке, то есть не по росту длинна, мясная голова и ноги, с малыми короткими выше локотков ребрами, с плохими черными мясами, и в прочем худых статей – то в такой собаке никогда пути быть не может, и редкая без статей резва бывает, но которая и удастся резва, только от ней щенков хороших получить не можно, разве сама от породных собак, то по породе могут быть статны и резвы».

охота с борзыми и гончими

Читая эти строки, становится забавным суждение Сабанеева, увидевшего в них описание хортых борзых. Также мы можем заметить, что выражения, употребляемые автором «Псового охотника», практически дословно приводили в своих трудах и авторы, чьи произведения увидели свет много позже. Так, например: «По выражению старинных охотников о чистопсовой борзой, в книге под заглавием: «Псовый Охотник», издания 1728 года, говорится так: «не узка и не кругла, была бы сверху широка» (Губин П.М. Полное руководство ко псовой охоте. – М., 1891) и т.д.

Четвертая глава «Псового охотника» представляет собой существенно отредактированный автором шестой «порядок» «Книги о содержании псовой охоты», в котором повествуется о полевых достоинствах и недостатках гончих.

Глава пятая полностью отведена автором под описание производства охот и обязанностей их участников. Например, охотники с борзыми, проехав вперед и встав по краям острова, «должны быть под гоньбою и переезд зверя делать искусно и осторожно, где случится в иных местах травить. Притом наблюдать, чтоб было место чистое, не пнистое и не каменистое; ибо в таких местах убиваются борзые многие до смерти, чего охотникам должно остерегаться, дабы сберечь собак своих. Также ежели занадобится которому охотнику переехать с одного места на другое, а пред ним стоит охотник, то переезжать позади оного, чтоб не отпугнуть от него зверя».

охота с борзыми и гончими

Рассказывается в пятой главе и о голосовых сигналах, которыми обмениваются между собой псовые охотники, и о правилах торочения затравленных зверей – зайцев, лисиц и волков. В «Регуле» и «Книге о содержании псовой охоты» об этом нет ни слова: «А как помчат, то съехать со зверева пролаза и выехать из острова, если с борзыми собаками, вон с поспешностью, и становиться на удобных местах, где зверю должен быть лаз, не близко опушки, и стоять осторожно, дожидаясь его с молчанием и прилежным смотрением, чтоб не проберечь и не отпужать, и дождавшись к себе в меру, указать собакам, свистнув; а как намерются к угонке, то закричать умеренным голосом: ух, ух, ух, эх! Милая, не упусти! И по затравлении отозваться громко сим образом: о, го, го, го, хлыст! Дошел, дошел! Для известия охотникам. Ежели заяц, один раз; а красный зверь, то есть лисица или волк, три раза».

В 6-й главе, кроме отредактированного седьмого порядка «Книги о содержании псовой охоты», автором сделано примечание о приемке лисицы из тенет и завершающее главу дополнение о распознавании следов зверей и порядке развешивания тенет.

Главы 7 – 9 полностью посвящены ветеринарии. Наконец, десятая, заключительная, глава начинается словами: «Я думаю, угодно будет желающим иметь сведения о псовой охоте, а более кто заводит у себя оную, узнать клички собакам, чтоб не иметь лишнего затруднения при выдумывании, как прокликать собаку. И так я за нужное считаю услужить сим. Притом надобно знать, чтоб собаке давать кличку, борзой по шерсти и по резвости ее, а гончей по сходственности ее голоса и мастерства в гоньбе». Для борзых приведено 429 кличек (266 для кобелей и 163 для сук), для гончих – 135 (83 для выжлецов и 52 для выжловок). Этот перечень вполне оригинален и не имеет ничего общего с «реестрами», приведенными в «Регуле» и «Книге о содержании псовой охоты».

Алексей Оболенский, иллюстрации из собрания автора, «Охотничий двор» №01/2012

Другие статьи на тему Охотничьи собаки:

Adblock
detector