Главная / Статьи / На Охоту в Беларусь (Комсомолка! Эй, в танке! – Беларусь, а не Белоруссия)

На Охоту в Беларусь (Комсомолка! Эй, в танке! – Беларусь, а не Белоруссия)

Все чаще и чаще российский охотник выезжает охотиться в соседние страны. Конечно, по отношению к Украине и Беларуси так сразу и не приходит на ум, что это соседние страны. До сих пор все воспринимается как наша общая территория. Но тем, не менее, – Правила охоты там совершенно другие. И это следует учитывать, потому как и меры наказания там тоже другие.

Андрей Шалыгин: Свежая статья из Комсомольской Правды. Ну, еще один безграмотный журналист, но, вероятно, хоть охота настоящая. Эй, там, в танке! Государство куда Вы ездили называется Беларусь, а не Белоруссия. Корреспонденты доморощенные, корректоры безграмотные… Ай… все как всегда… Комсомооолка.

Статья у них называется "Особенности национальной охоты в Белоруссии". Нет такого государства. Батька уже ругался-ругался на безграмотных российских журналистов, но они у нас – ВЕЗДЕ. Поколение такое – сельского образования.

Экскурс для недоучек:

Как правильно писать по-русски: Беларусь или Белоруссия? Молдова или Молдавия?

Обратимся к государственным документам Российской Федерации.

Во-первых, вот мнение по этому поводу известного и авторитетного в своей области российского портала грамота.ру: писать надо Беларусь.

Во-вторых, есть ОБЩЕРОССИЙСКИЙ КЛАССИФИКАТОР СТРАН МИРА, это стандарт, принятый ГОСУДАРСТВЕННЫМ КОМИТЕТОМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО СТАНДАРТИЗАЦИИ И МЕТРОЛОГИИ. В редакции от 2001 года (введен в действие в 2002, с изменениями N 1/2003, 2/2003, 3/2004, 4/2004, 5/2005, 6/2006, 7/2006) написано:

БЕЛАРУСЬ, Республика Беларусь, BY, BLR

Просмотреть документ можно здесь: http://www.mzkazan.ru/cms.root/images//docs/Классификатор%20ОКСМ.doc

И если сами Беларусы официально настаивают на том же, то возникает вопрос:

Комсомольские, блин, "журналисты", – какого хрена…? Ну, а теперь об охоте.

Название опустил, но по тексту ашипки аставил, – аффтарский материал, все-таки.

***

Виктор БАЯЗИТОВ — КП

Лай собак приближался. Они явно гнали зверя на просеку, где на соседних номерах, метрах в пятидесяти друг от друга, стояли Игорь и Николай, белорус и русский…

Все произошло в считанные секунды. Секач быстро выскочил ровно между стрелками и остановился. Оба вскинули заряженные ружья, и увидели друг друга через прицел.

Игорь первый покачал головой из стороны в сторону. Стрельба по линии, где охотники стоят на номерах, даже в запале загонной охоты запрещена. И в следующее мгновение выстрелил в угон рванувшему в кусты кабану.

Случилось это в самом конце охоты.

На загонную охоту на кабана, лося, косулю в Белоруссию нас давно приглашали друзья. В длинные выходные задуманное, наконец, удалось, и на двух машинах мы отправились в путь.

Скромный пограничный пост и вот уже Россия осталась позади. Связываясь по рации, мы обсуждаем первые впечатления. Вполне достойные дороги. Не замусоренная обочина, кюветы с выкошенным и убранным бурьяном. Пусть не везде четкая, и все же имеющаяся в наличии сплошная белая по контурам проезжей части.

Обработанные поля. Чистые дворы у ветхих и новеньких коттеджного типа домов.

Мы были приятно удивлены. Останавливаясь по дороге, на заправках, у магазинов и просто на стоянках, охотно общались с водителями, продавцами, домохозяйками. Делились своими первыми впечатлениями от Белоруссии. Собеседники спокойно без эмоций, а чаще просто молча, реагировали в ответ. Поначалу мы относили это на скромность людей. Вообще же про жизнь говорили все охотно.

Двойного белорусского и российского гражданства нет. У русского языка статус языка официального делопроизводства. Ребенок, родившийся в стране, автоматически получает гражданство. Приобретая недвижимость, получаешь вид на жительство.

– А смертную казнь у вас не отменили?

– Нет.

– Помните, когда такой приговор приводили в исполнение?

– В 2009, кажется, приговорили двух главарей преступной группировки. На их счету рейдерство, с десяток убийств. В газетах писали.

– Не помиловал их президент?

– Нет, расстреляли. В Минске есть специальное учреждение, где приговоры преступникам приводятся в исполнение.

– Есть ли эффект от ужесточения законодательства? Как с аварийностью на дорогах? Можно ли договориться с инспектором?

– Да, преступность сокращается. «Договориться» не получится. А за управление в не трезвом состоянии и прав лишат и машину конфискуют.

По поводу чистоты вдоль дорог первым разговорился совсем молодой парень.

– Договоры на работу теперь с нами подписывают на год. Не будешь участвовать в субботниках – не продлят его и все.

Сравниваем с белорусами цены на хлеб, молоко,- вроде похожие. Мясо – дешевле, рублей сто пятьдесят за килограмм. Бензин А – 80 дороже – около 29 рублей за литр.

– Что про охоту у вас скажете?

– Рыбак я. Создали в стране специальную службу с прямым подчинением президенту. Оснастили ее хорошо. Вот она и следит строго за соблюдением правил охоты, лесозаготовок, там. У нас же все это государственное.

Настроение людей удивительное. Откровенны. Не злоупотребляю, провокационных тем не затрагиваю. Отношение к россиянам самое доброжелательное. Когда разговор заходит о больном, люди непроизвольно переходят на белорусский – тот же русский, только мягче, душевнее, что ли. Оттого содержание трогает еще сильнее.

 Охота

 До базы добрались, когда уже совсем стемнело. Познакомились. Недолгий ужин и спать. Наутро первый день охоты.

 Первые два загона оказались безрезультатными. После непростого разговора с главным егерем число загонщиков с собаками увеличили. И уже в самом начале третьего загона на номер самого молодого нашего охотника выходит рогатый красавец – трофейный лось. Дима не поддается соблазну, не прерывает спокойное шествие мощного зверя. А через минуту совсем близко зашагал молодой лось, с тремя отростками на рогах. Выстрел был точен. Сразу же по рации мы услышали взволнованный голос товарища: есть трофей! А, значит, охота на сегодня закончилась.

 Уговор такой был накануне. Загонная охота по правилам, даже без выстрела, если тебе не повезет, все равно будоражит, оставляет хорошее впечатление от работы в одной команде. Рязрядив ружья, карабины, собираемся у машин. Поздравления, ритуал посвящения молодого охотника.

После непростого разговора с главным егерем число загонщиков с собаками увеличили
Загонщики выходят на исходные позиции
Фото: Виктор БАЯЗИТОВ

Рано утром на следующий день снова едем в лес. В первом же загоне на цепь спокойно выходит лосиха с теленком. И также без суеты они уходят в березовый молодняк на старой вырубке. Вот пролетела потревоженная стая «чернышей» – успеваю даже сосчитать тетеревов – семнадцать. Выстрел в цепи снова заставил вскинуть карабин. Как оказалось на номер Николая – везет новичкам!- вышел кабан. Стрелять сразу не стал, надо было подождать. Если это свинья, то следом набежит ее выводок. Если же одиночка, то почти гарантированно секач. Так и вышло. После точного выстрела уже с собаками секача нашли метров за триста от цепи.

Переезжаем на другой участок. Теперь договариваемся между собой: стрелять только по рогатым самцам косули. Для лучшего понимания процесса загонной охоты свои рации настраиваем на волну егерей и соблюдаем молчание. Оно и подводит одного из местных загонщиков с видом на жительство, который должен был загонять зверя на линию стрелков.

 Непонятно почему в какой-то момент в эфире он стал жестко требовать, чтобы главный егерь запретил еще одному загонщику кричать. Якобы это мешает работе его собак. Как минимум, все выглядело странно, ведь на то и загонщики, чтобы шумом, криками, работой собак выдавить зверя на стрелковую линию.

 Дальше в загоне и вовсе пошла стрельба, что категорически запрещено правилами. Оплатив организацию охоты (для россиян, к слову, в три раза дороже, чем для белорусов), мы стояли на номерах и слушали, как кто-то из загонщиков вел самостоятельную охоту. Этакий бизнес внутри бизнеса ничего, кроме сожаления, вызвать не мог.

 Вскоре разгневанный прежде загонщик снова вышел в эфир, и уже совсем радостным голосом предложил главному егерю отойти с рацией в сторонку и поговорить.

 – Я- то отойду, только на эту волну настроены и другие рации…

 – Ладно, поговорим позже.

 Спустя несколько часов главный егерь подтвердит, что собаки голосистого загонщика остановили трофейного лося. И вместо того, чтобы выгнать его на стрелковую линию, он расстрелял зверя. Увы, не знал крупный самец, что, спасаясь, смело мог идти на цепь приезжих охотников. У нас был уговор: по лосям и кабанам мы уже не стреляем.

 Не сомневаюсь, у главного егеря всегда есть в запасе не закрытая лицензия на все случаи жизни. Думаю, понятна и разница между получением лицензии, а потом выстрелом и – выстрелом с последующим получением лицензии. На фоне широко рекламировавшихся строгостей с охотой в стране, скрупулезным скоростным заполнением бланков после точного выстрела, почти армейской дисциплиной при соблюдении правил съема с номеров, этот случай на охоте выглядел как элементарный совок. По европрайсу. 

Домой

 Осадок прошел, когда мы вернулись на базу. Соорудили баню, накрыли стол. Общались с прекрасными хозяевами: двумя родными братьями, так случилось, у одного российское, у другого белорусское гражданство, их детьми, женами, зятем и мамой. Наутро она не отпустила нас в дорогу, пока не накормила изумительными горячими щами, драниками.

 И снова дорога. Снова множество цветов у памятников павшим солдатам вдоль дорог. Говорят, в этих местах в Отечественную войну по сторонам от обычной шириной метров в тридцать речки долго стоял фронт. Когда он двинулся на Запад, реку можно было переходить по трупам погибших солдат. Кто считал, сколько там было немцев? Сколько белорусов, русских? Памятники, выходит, у нас общие. Без гражданства. От самого Бреста, где погиб и мой земляк из Пензы Герой Советского Союза лейтенант Андрей Кижеватов. Наш земляк. 

 Перед выездом с базы на головную машину устанавливаем лучший из двух антирадаров. Круиз-контроль на трассе и в населенных пунктах устанавливаем на 90/60/90. Никогда не видел Кирилла, привыкшего на своем «мерине» низко летать, таким правильным за рулем.

 – Что, припугнул вас батька?- доносится по рации со второй машины.

 – А зачем нам международные проблемы? – смеемся в ответ.

 А вот и граница. Фиксируемся на знаке «STOP». Секунды, и трогаемся с места. Домой.

 Впереди Россия.

 

Недавно мы писали об изменении Правил Охоты в Беларуси >>>

Adblock
detector