Главная / Статьи / Соколиная охота: Когти и клюв – мои документы

Соколиная охота: Когти и клюв – мои документы

Соколиная охота: Когти и клюв – мои документы

С древних времен орел – это символ свободы, мужества, гордости и чести. Римские легионы вместо знамен несли аквилы – золотые фигурки орлов, а точнее, беркутов. Потеря такого орла считалась неслыханным и несмываемым позором. В многовековой римской истории было только несколько таких случаев. Опозоренный легион расформировывали, а каждого десятого солдата казнили.

В мифах Древней Греции орел ассоциировался с Зевсом. Верховный бог посылал его выклевывать печень Прометею и сам превращался в птицу, чтобы похитить прекрасного троянского юношу Ганимеда.

У североамериканских индейцев беркут и белоголовый орлан считаются священными птицами, духовными посланниками богов. Перья, кости и когти, используемые в религиозных обрядах и церемониях, имеют сакральное значение и по значимости для индейцев сопоставимы с распятием и священным писанием в христианстве.
Широко использовались орлы в фамильной геральдике, а затем и в государственной. Орел – герб Соединенных Штатов, двуглавый орел – России, орлы присутствуют на гербах Германии, Мексики и многих других стран. На нашем казахстанском стяге – парящий беркут на фоне небесной синевы.

Первыми приручили хищных птиц именно наши предки-кочевники. Об этом свидетельствуют наскальные рисунки, найденные на территории Монголии и Казахстана, относящиеся к периоду бронзового века (XVI–XIV века до н. э.). А совсем недавно в Атырауской области в ущелье Актобе был найден второй Золотой человек. Возле него был захоронен его драгоценный золотой беркут.

Из наших степей, от наших предков и распространилось по миру искусство охоты с ловчими птицами. Благодаря древним номадам соколиная охота распространилась в Китае, на Корейском полуострове, в Индокитае, Персии и на Ближнем Востоке. В Россию она пришла от кочевников-хазар где-то на рубеже VIII–IX веков. Известно, что князь Олег устроил у себя соколиный двор, где занимался разведением птиц для охоты. Расцвета русская соколиная охота достигла при царе Алексее Михайловиче. Во времена его царствования более 3 000 разных ловчих птиц содержались на потешных дворах.

 

А в Европе вплоть до X века такая охота была или неизвестна, или непопулярна. Лишь в 1274 году император Священной Римской империи Фридрих II написал трактат "Искусство охоты с птицами", в котором описал правила соколиной охоты. Когда в Европу вторглись полчища Бату-хана, император отправил ему послание, в котором выражал покорность и готовность служить сокольничим у монгольского хана.

В Европе, Китае, арабских странах и России соколиная охота была привилегией, доступной лишь высшему сословию. Простолюдина, осмелившегося завести ловчую птицу, могли даже немилосердно казнить. Например, по средневековым английским законам содержать сапсана мог только принц либо герцог. Соответственно, соколиная охота превратилась из спорта в моду, нечто среднее между обязательным ритуалом для знати и балами, где можно других посмотреть и себя показать. Стали цениться не орлы-добытчики, а наиболее редкие, "престижные" из отдаленных мест птицы. Особенно ценными считались белые и полубелые кречеты, служившие для украшения пышных парадных выездов, на которых владелец мог блеснуть перед соседями своим состоянием. При этом рабочие качества птицы, способность безотказно охотиться, по первому зову возвращаться на перчатку, навыки охоты и "уловистость" нередко оставляли желать лучшего.Охота с такими птицами никогда не была особо добычливой, хотя всегда ценилась за необыкновенную зрелищность. Присутствие на охотничьих забавах прекрасных дам привело к появлению мелких "дамских" соколов – чеглока, дербника и средиземноморского чеглока – сокола Элеоноры. Обладая значительно меньшей массой (легче держать на руке), эти птицы могли показывать те же чудеса высшего пилотажа, что и их крупные собратья, но добычей становились уже жаворонки, скворцы, дрозды, ласточки и другая птичья мелочь, хотя перипетии борьбы и скорость атак здесь были еще выше.

А нашим казахским охотникам, которых в народе уважительно называли беркутчи или кусбеги, все эти деления и сословные привилегии были "по барабану". Ловчую птицу мог держать любой, было бы желание и терпение. Конечно, на различных празднествах они устраивали для народа своего рода показательные выступления, но для них это было не главное. Главное – сама охота как промысел, как страсть, как спорт. Больше всего здесь подходит казахское слово "саят" – оно как бы сводит воедино три разных понятия: охоту, соревнование и отдых.

Поэтому охоту с мелкими ловчими птицами (соколами, кречетами, чеглоками и другими) степные охотники считали забавой или использовали для обучения пацанов. Некоторые из мальчишек так и остались приверженцами именно соколиной охоты, но большинство, повзрослев, мечтали добыть беркута – настоящего короля неба, или, как называли его казахские охотники, птичьего бога. В Казахстане до сих пор есть села, где вместо щенков и котят детям дарят охотничьих птиц.

Шестнадцатилетний подросток Сырым Тилеу из Южно-Казахстанской области, признанный в 2010 году лучшим беркутчи в Казахстане, рассказывал: "Я с братьями два года искал в горах гнездо беркута. Однажды зимой выследил, как самка беркута снесла яйца. Весной меня взрослые привязали к веревке и спустили к гнезду. Там сидели три птенца, и я забрал всех. Одного – для себя, двоих – для братьев".

Обучение беркута – это высокое искусство, тяжелое, кропотливое и даже опасное. Опыт приручения и дрессировки диких птиц столетиями передавался от отца к сыну и хранился в глубокой тайне. Как говорят беркутчи, у каждой птицы свой характер: есть драчуны-забияки, есть ревнивцы и хвастуны, встречаются легкомысленные птицы и, наоборот, умные и серьезные. Но, пожалуй, всем представителям семейства орлиных присуще одно общее свойство – они высокомерны и чрезвычайно горды.

Если птенцы и молодняк привыкают к неволе довольно быстро, то взрослые птицы долгое время сопротивляются, дрессировке поддаются неохотно и владельца своего признают не сразу. Поэтому опытный беркутчи "ломает" норов беркута. Его ноги обвязывают путами, глаза прикрывают кожаным колпачком, а саму птицу усаживают на шатающийся насест. То и дело подергивая ножные ремни, раскачивая насест, беркутчи не дает пленнику покоя и непрерывно наблюдает за ним. Несколько дней птицу не поят и не кормят, а нехитрые приспособления, которыми пользуется ловчий, напрочь лишают ее сна. Охотник неотлучно находится рядом с птицей, разговаривает с ней, играет на домбре. Затем начинается кормление – птица, подхватив лакомый кусочек, сдается. Это один из самых выигрышных моментов приручения дикого беркута. Беркутчи знает это и потому продолжает настойчиво кормить своего воспитанника, поглаживая птицу. С этого дня между питомцем и хозяином устанавливается понимание, и беркутчи приступает к дрессировке.

 

В Казахстане прошел чемпионат среди охотников с ловчими птицами

В первую очередь беркута приучают садиться на руку и на специальную подставку, которая станет его обычным местом. Затем охотник подолгу ходит с ним пешком или выезжает верхом, чтобы птица приучалась оставаться спокойной при длительных выездах и пеших походах. Потом беркута заносят в дом, берут на многолюдные сборища, на площадку, где резвятся дети. Постепенно птица привыкает к людям, к шуму, не пугается лая собак, криков скотины.

Следующий этап – специальная выучка. Беркута знакомят с различными сигналами, приучают возвращаться на зов хозяина, кружить над определенным местом, садиться по знаку в центр скопища людей или скота. Потом настает очередь приманки, с помощью которой учат захватывать добычу. Упорной тренировкой у беркута закрепляются охотничьи навыки, развивается сообразительность. Хотя орел от природы и обладает достаточной мощью, без должной выучки на хищника он попросту нападать не станет.

Кроме дрессировки, беркутчи не забывает и о другом немаловажном факторе – беркут должен быть сильнее противника. И потому охотник внимательно следит за его физическим состоянием, контролирует вес, развитость ног и грудной клетки. Зрелый орел потребляет в день от 1,5 до 2 килограммов мяса.

Охотятся обычно утром. Заприметив добычу, охотник с тревожным криком ослабляет путы, сбрасывает с головы беркута колпачок и подталкивает вверх. У беркута – зоркий глаз. Зайца он видит за два километра. Увидев жертву, крылатый охотник пикирует, разгоняясь до 320 км/ч, вцепляется в добычу когтями, бьет ее крыльями, долбит клювом голову либо перекусывает горло. Обычная добыча – зайцы, лисицы, корсаки. Зрелый, сильный и жадный беркут может завалить косулю, джейрана или даже сайгака. Может вступить в единоборство с матерым волком, но исход схватки рискован. Есть легенды, что охотники с несколькими мощными беркутами добывали даже медведей, но в это верится с трудом.

О знаменитых беркутчи и их питомцах до сих пор живут легенды. Беркут по кличке Сарыкус (рыжая птица), принадлежавший Тинею из рода найман, запросто брал не только лисиц, но и волков, маралов и оленей. А прославленный беркутчи Жалаир Шора, едва взглянув на парящую в вышине птицу, мог определить ее вид и возраст. О нем народ даже поговорку сложил: "Беркут в полете изнемогает, а на земле Шора поджидает". Абен Токтасынулы, воспитавший целую плеяду молодых беркутчи, внес большой вклад в сохранение и популяризацию древней казахской традиции.

Хорошо обученный беркут стоил целого табуна лошадей. Говорят, что во времена джута и бескормицы опытный беркутчи со своим орлом кормил целые аулы. Европейские охотники могут не верить, но еще в недавние времена в степи охотник на коне, с собакой, с беркутом на руке (без ружья) мог добыть за сезон до сотни, а в один из особо удачных дней и десяток лисиц.

 

В Казахстане прошел чемпионат среди охотников с ловчими птицами

В феврале в Енбекшиказахском районе Алматинской области состоялся республиканский турнир беркутчи "Сонар-2012". В нем приняли участие более 40 спортсменов из 10 областей, а также городов Астаны и Алматы. Запечатлеть увлекательное и красочное зрелище приехали даже съемочные группы из Ирана и Испании. Охотничий и спортивный азарт увлекает даже девушек, появившихся с могучими птицами на руках. А самому молодому участнику турнира Курмету Маметову из Костаная всего 13 лет, но он уже вполне опытный беркутчи. На нынешнем турнире чемпионом стал карагандинец Алим Торебеков, "серебро" завоевал Медет Шарипов из Алматинской области, а бронзовой медали удостоился Арман Кошкаров из Атырау. В споре среди соколятников не было равных Армату Абдыкаримову из Атырау, второе и третье места поделили спортсмены из Жетысу.У нас в республике много богатств. И одно из них – это ловчие птицы и люди, сохранившие тысячелетние традиции предков по их приручению. В соколиной охоте Казахстан впереди всей планеты. У наших беркутчи и кусбеги попросту нет соперников. Со всего мира едут в Казахстан состоятельные охотники, чтобы насладиться соколиной охотой. Это настоящая золотая жила. Надо вкладывать средства в развитие, популяризировать такую охоту. Сегодня вложишь один тенге – завтра вернется тысяча.

Эрик Аубакиров

Другие статьи на тему Соколиная охота:

Adblock
detector