Главная / Статьи / Что думают хабаровские охотники о новых правилах охоты?

Что думают хабаровские охотники о новых правилах охоты?

Что думают хабаровские охотники о новых правилах охоты?

Министерство природных ресурсов и экологии России разработало новые правила охоты, устанавливающие требования к охоте и сохранению охотничьих ресурсов на территории страны. Они вступили в силу с 15 июня, а действующие до сих пор правила «О добывании объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты» утратят силу. Как это расценивать? Мнения охотников неоднозначны.

Министерство природных ресурсов и экологии России разработало новые правила охоты, устанавливающие требования к охоте и сохранению охотничьих ресурсов на территории страны. Они вступили в силу с 15 июня, а действующие до сих пор правила «О добывании объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты» утратят силу. Как это расценивать? Мнения охотников неоднозначны.

Для всех понятные «Параметры»

– В новых правилах постарались учесть интересы как охотников, так и госинспекторов, – считает заместитель начальника управления охотничьего хозяйства минприроды Хабаровского края Олег Гунин. – Вдобавок принято постановление губернатора «О видах разрешенной охоты и параметрах осуществления охоты на территории края» – важность такого документа переоценить трудно.

Действительно, «Параметры» (так сокращенно называют документ охотники) очень конкретны: в них прописаны не только виды разрешенной охоты в закрепленных и общедоступных охотугодьях в крае, но и определено, как охота должна осуществляться. Указаны не только ее сроки и объемы добычи, но и четко сказано, чего на охоте делать нельзя. Например, нельзя находиться в охотугодьях на всех видах транспорта с незачехленным охотничьим огнестрельным оружием. При охоте на пушные виды и пернатую дичь нельзя применять нарезное оружие калибра выше 5,6, нельзя пользоваться световыми устройствами (правда, есть исключения) и так далее.

И наконец-то урегулирован вопрос со сроками охоты. Раньше было как? Москва жестко установила сроки для каждого субъекта, причем делали это, конечно, не охотники-практики. В результате птица еще птенцов не вывела, а ее уже разрешалось стрелять… Теперь определены сроки, которые в полном согласии с природным календарем в крае.

Кстати, «Параметры» сегодня вносят некоторые изменения уже в новые правила: например, летом на кабана у нас охота не предусмотрена. Или, если год на корма выдастся неурожайным, могут вообще охоту на копытных запретить или ограничить. И охотники это воспринимают с пониманием: хочешь охотиться многие годы – надо чем-то поступаться.

Хотя браконьеры у нас всегда были и будут. Видимо, нужен иной правовой уровень населения, другие социальные условия, чтобы нарушителей стало хотя бы поменьше. Ведь у нас как: приходит охотник и просит разрешение «на зайца». А инспектор точно знает, что у него имеется карабин «Тигр». Значит, с ним он и пойдет по тайге «добывать» длинноухого… И попадись на пути косуля – ясное дело, не промахнется.

Ранее вступившая в силу новая методика исчисления вреда ставит охотников в жесткие рамки – в ней прописаны очень большие штрафы. Например, штраф за незаконно добытого изюбря – 105 тысяч  рублей, косули – 60 тысяч рублей. Так что охотнику просто повезет, если он пападется инспектору с лицензией на рябчика и еще не успеет убить косулю…

охотник

Охота «на панты»

Июнь в разгаре. Опергруппа управления охотхозяйства, как обычно, целыми днями в тайге: с 1 июня по 15 июля разрешена охота на самцов изюбря. «На панты», как говорят охотники, – голова этого мощного животного украшена роскошными гордыми рогами. Охотники сейчас на солонцах.

Солонцы – место в тайге, характеризующееся большим количеством натрия и минеральных солей. Охотник сооружает скрадок на дереве и ждет. Зверь активно идет на солонец, и добыть его там достаточно просто.

Вот рядом с таким местом опергруппа и расположилась. Взяв рации, районный госинспектор Роман и общественник Сергей выдвинулись на соловец, в сторону которого ушла машина, как определели инспекторы по следам шин.

Остальные остались ждать. Под вечер из леса вышли два усталых, искусанных мошкой человека в форме, с картами и топориками: это лесники размечали квартала, чтобы затем выделить природопользователю лес. До солонцов ли им!

Опергруппа выехала на бамовскую дорогу. До Долми 50 километров, до Южного – на 30 больше. Повернули на бывший лесопункт Бедовый – это на границе охотугодий военного общества и Матайского заказника. Над мокрой дорогой клубится туман, бабочки бесстрашно бросаются на белый свет фар, разбиваясь уже в темноте.

Надо же, как популярны эти места! Каждые пять минут приходится останавливать груженые лесовозы: здесь заготавливают лес, и в кабине машины легко можно провезти не только ружье. Один лесовоз, второй, третий… Замученные водители клянутся: до охоты ли?

А вот и юркая машинка без номеров: это пасечник, у него здесь рядышком пасека, свет, баня и любящие парилку друзья. «Приходите, чаю попьем!» – приглашает. Увы, в группе железное правило: никогда ничем не одалживаться, категорически никакого «чая» – мало ли с кем потом сведет вас судьба в тайге.

Так поступает опергруппа всегда, хотя местным инспекторам приходится еще сложнее. Ну представьте: здесь твой дом, бывшие одноклассники, соседи, родственники, а ведь приходится в лесу задерживать, протоколы составлять!.. Это надо характер иметь, чтобы работать в службе по охране животного мира.

…В пять утра начинает рассветать. Машины окружными дорогами отправляются в путь. Дорога идет по Матайскому заказнику и приводит в охотничьи угодья Вяземского госпромхоза. В тумане пересекаем чистейшую речку Матай, на том берегу тянемся по разбитому зимнику. А кто обязан следить за дорогой? Летом она почти непроезжая, бывают здесь только браконьеры да те, кто их ловит.

К десяти утра добравшись до цели, опять встаем на пересечении трех дорог. До Вяземского более ста километров, поселок Медвежий примерно в двадцати. Время подходящее, замечает Гунин: кто вчера заехал в те места, сегодня поедет назад с добычей, а те, кто наметил сегодня выезд на охоту, вот-вот появятся со стороны жилья.

Расчет верный. Быстрый «Ниссан» темного цвета хотел проскочить мимо, да просчитался. Сзади ему тут же отрезала путь вахтовка районных инспекторов, а вперед не пустила наша машина. В «Ниссане» три человека и накаленная атмосфера. Плотно задраив окна и затаившись, народ в машине размышляет, как быть. Вступить с инспекторами в диалог? Или постоять, поразмыслить, может, ситуация сама рассосется?

– Ствол в машине я заметил, – говорит Олег Гунин. – Обдумав ситуацию, они наперебой стали говорить, что едут на рыбалку, а ружья у них нет. Я объяснил, что инспектор имеет право досмотреть машину, изъять оружие и составить протокол. Предложил добровольно отдать документы для его составления – нахождение в лесу с оружием наказывается штрафом до двух тысяч рублей. Ну, последовала привычная песня: мол, боимся медведей, потому и ружье взяли, да мы законопослушные и билет единый охотничий уже имеется…

А вот это только осложняет дело. По новым правилам, госинспектор может не только досмотреть транспорт, изъять незаконно добытое плюс оружие, но и задержать машину. Ствол – в полицию, материал в суд, который лишает человека права охоты. Изымается единый охотничий билет и предлагается продать оружие. На этом твоя охота заканчивается. Поди-ка восстановись через несколько лет! Экзамен сначала сдай, разрешение на оружие получи. Так что повезло мужикам, что не заехали в тайгу вчера. Везли бы сейчас домой добычу, а тут засада.

Вникнув в ситуацию, нарушители сдались, протокол подписали, развернули «Ниссан» и мирно отправились домой…

Не факт, что вскоре ситуация именно с этими охотниками не повторится. Наверняка поедут туда же, с той же целью. Они без тайги не могут, как все, для кого лес – место работы или отдыха. Не уходят из леса люди. Да вот беда: не все ведут себя в тайге по-человечески. На то и законы писаны, чтобы изменить положение.

Наталья Платошкина

Другие статьи на тему Охотничье хозяйство:

Adblock
detector