Главная / Статьи / За тихоокеанским лососем под воду

За тихоокеанским лососем под воду

За тихоокеанским лососем под воду

Подводная охота на тихоокеанских лососей возможна только в реках, так как в море лососи очень пугливы и, как правило, исчезают до того, как их удается увидеть. Где в нашей стране можно увидеть и пострелять сразу пять новых видов рыб? Только на Камчатке!

На европейском севере России на нерест в наши реки заходит всего один вид проходных лососей – семга. Относительно недавно появился там вселенец с Тихого океана – горбуша, стадо ее постепенно растет, что, по мнению рыбаков, отрицательно сказывается на численности более ценной семги. Значительно шире представлены тихоокеанские лососи, которые нерестятся в реках Камчатки и Приморья. Это чавыча, горбуша, кета, нерка, сима, кижуч.

Принципиальное отличие семги от ее тихоокеанских родственников в том, что этот лосось после нереста имеет возможность снова вернуться в море (впрочем, далеко не все 100%). Участь же тихоокеанских лососей печальней: все они нерестятся лишь раз в жизни, после чего погибают. При этом время роста и нагула в море у всех лососей разное, и заходят на нерест они в разное время в течение всего года.

Мне доводилось довольно много охотиться на семгу в реках Кольского полуострова. Об охоте на тихоокеанских лососей долгое время только мечтал: чтобы  добраться до них из Москвы, требуется обогнуть треть земного шара – так это далеко. Но поется же в песне: «Кто хочет, тот добьется», – вот и мне удалось-таки осуществить свою мечту – побывать на загадочной Камчатке и поохотиться на местных лососей. Охота на них возможна только в реках, так как в море лососи очень пугливы и, как правило, исчезают до того, как их удается увидеть. Очевидно, рыба принимает подводных охотников в черных гидрокостюмах за своих извечных врагов – тюленей.

Наверное, все видели эти кадры: тихоокеанские лососи бесчисленной толпой поднимаются вверх по мелким речушкам и ручьям. Из-за рыбы не видно ни воды, ни дна. Не знаю, возможно, где-то и когда-то это и бывает так, но в тех пяти реках, в которых мне и моим товарищам пришлось поохотиться, добыча давалась совсем не просто.

Подводная охота на тихоокеанских лососей

От санатория «Паратунка», где мы обосновались, до места охоты на реке Быстрой всего-то полторы сотни километров, но дорога, особенно на последнем участке, только для джипов. На Камчатке и даже в самом Петропавловске-Камчатском джипов больше, чем седанов. Многие из них оснащены шноркелями, чтобы можно было преодолевать не слишком глубокие водные преграды. Таких преград в виде небольших и совсем маленьких речушек на полуострове очень много, что и понятно: на Камчатке 160 вулканов, горы и ледники. Однако подъездов к этим речкам почти нет.

Быстрая в месте нашей стоянки – типичная горная река. Течение быстрое, дно галечно-песчаное, порогов нет, но много мелких перекатов. Чтобы их преодолеть во время охоты, приходилось вставать на ноги, где-то разворачиваться и, помогая руками, сползать ногами вперед. Самые глубокие ямки – три метра. С хариусами мы знакомы давно, и встреча с ними не вызвала ни восторга, ни особого интереса, тем более что эта рыба здесь весьма скромных размеров. Мы ждали увидеть новых для нас рыб, и мы их увидели. Вот какая-то проворная небольшая рыбешка метнулась в сторону, уступая мне дорогу. Это тихоокеанский голец. Чешуя у него мелкая-мелкая, тело украшено пятнышками. Две таких рыбки я подстрелил и записал в свой «послужной список» этот новый для себя вид рыбы.

А настоящий восторг я испытал, увидев в воде несколько кетин. Во-первых, это уже крупные рыбины, некоторые – метровой длины. Во-вторых, у них необычная, яркая окраска. Но самое впечатляющее – это их морды с загнутыми навстречу длинными челюстями и торчащими из пасти во все стороны здоровенными зубами. Смотришь на этих монстров, и кажется, что каким-то непостижимым образом очутился в той эпохе, когда по земле бегали саблезубые тигры, а в воде плавали вот такие чудовища…

Некоторые из этих рыб очень даже проворные и не дают в такой прозрачной воде шанса на выстрел. Другие словно тебя не замечают: одну я погладил рукой, другой в зубастую пасть всунул конец стрелы. Столь безразличное отношение к возможной опасности объясняется их физическим состоянием: это те лососи, которые уже оставили потомство, отдали этому последние силы и доживают последние деньки, отпущенные им природой. Различия в поведении объясняются временем, проведенным в пресной воде, другими словами – продолжительностью голодовки (тихоокеанские лососи, входя в реки, перестают питаться). Те, которые вошли в реку относительно недавно, намного сильнее, те же, которые вот-вот улягутся где-нибудь на дне между камнями – едва живы.

Тело их покрыто болячками, плавники обтрепаны, а были и такие, у которых совсем отсутствовал хвостовой плавник. Очевидно, это самки, на долю которых выпадает рыть хвостом ямку для кладки икры и потом так же хвостом засыпать ее галькой и камнями. На Камчатке лососей, потерявших свой морской серебристый вид, называют лощалыми (на Кольском – лошалыми или лохами).

Лощалый лосось для рыболовов интереса не представляет. На леске он уже не боец, а на сковороде – далеко не деликатес. Питательная ценность и гастрономическая привлекательность лощалого лосося падает прямо пропорционально времени нахождения рыбы в пресной воде. Например, содержание жира в мясе горбуши от состояния серебрянки, когда рыба в море идет на нерест, до состояния зубатки (последняя стадия лощалости), падает в семь раз. Меньше всех такие изменения наблюдаются у кеты: снижение содержания жира – около 30%, а белка – и того меньше. Может, поэтому на рыбном рынке в Петропавловске-Камчатском из лощалых лососей мы видели в продаже только кету.

Подводная охота на тихоокеанских лососей

Денек передохнув после поездки на Быструю, местный подводный охотник Сергей повез нас на реку Котельникова, в самое ее устье. Видимость в ней оказалась плохой (1,5-2 метра), поплыли на разведку не все, а только стар и мал (я и Валера), и, ничего не увидев, мы вышли из воды в трех метрах от накатных волн Тихого океана. Когда стояли у устья и любовались громадой и величием Тихого, в реку навстречу сильнейшему течению пытался прорваться одиночный лосось. Под улюлюканье друзей я погнался за ним, но шансов поймать серебрянку, конечно же, не было: лосось, махнув мне хвостиком, умчался обратно в океан. Видимо, это был разведчик, а вся партия готовых войти в реку лососей стояла где-то рядом. Об этом же говорила и голова тюленя, время от времени появляющаяся на поверхности вблизи устья. У него своя охота.

Следующей рекой, которую мы «окучили», была Паратунка. Потом мы признали ее самой лучшей для охоты в тот период времени. Прозрачность не менее пяти метров, глубины разные, есть ямки до семи метров, хорошее течение и во многих местах по берегу затопленные деревья. Там же в деревьях я увидел очень красивую килограммовую рыбку, которую потом местные охотники признали кунджей.

Еще через день (должен оговориться: промежутки между охотами мы заполняли ознакомительными поездками по Камчатке, очень интересными и познавательными, но их описание останется за рамками данного повествования) мы уже стояли на берегу реки Авачи, давшей имя и бухте, в которую впадает, и вулкану, который красуется неподалеку. Если верить рыболовным путеводителям, то стадо кижуча, испокон века нерестившееся в этой реке, человеком полностью уничтожено. Возможно, поэтому лицензия на его любительский лов в Аваче стоит уже 200 рублей, а поймать можно трех лососей. По три кижуча мы, правда, не добыли, но кижучей видели и на четверых охотников всё же взяли три рыбины. Еще мне повезло встретить и добыть уже солидную трехкилограммовую красавицу кунджу. В целом Авача нам понравилась, конечно, меньше, чем Паратунка, и главная причина – более мутная вода. Поначалу мы думали, что поохотиться не удастся, но ближе к устью, где увеличилась глубина и появились под водой деревья, видимость стала получше – где-то метра три.

С самого начала нашего большого путешествия в планах значился пункт «охота в океане». 29 августа мы двинулись из бухты в океан на маленьком катере и надувной лодке под предводительством другого местного охотника, Максима. Пройдя мимо Трех Братьев (скалы на выходе из бухты), взяли право руля и пошли на юг вдоль скалистого берега. Шли под моторами два с половиной часа и наконец свернули в бухту Жировая, в которую впадает одноименная речка. Река оказалась очень мелкой, но мы почти сразу увидели пробегающих стороной лососей. Этих мы признали сразу, так как не раз встречались с ними на Кольском. Это были горбуши.

Прозрачность в Жировой была не самая лучшая – метра три, к тому же вода имела белесый оттенок. Из-за этого, а также из-за бегающих по дну солнечных зайчиков заметить быстро бегущих лососей было очень сложно. Появлялись они на пределе видимости, а через пару секунд уже исчезали. Первые несколько раз я выстрелил в молоко. Потом приноровился, и вот первый горбатый красный самец заметался на лине. Поймать его, удержать и пересадить на кукан – тоже сноровка требуется.

Выбить из стаи самку мне никак не удавалось: глаз поневоле ловил из пролетающей стайки яркого и крупного самца. Поэтому из пяти рыбин, которых я добыл, две самки были одиночками.

Долгие сборы, продолжительный переход по океану и охота в реке не оставили мне времени понырять в океане. Александр, Максим и Валерий поохотились, но только у Саши на кукане болтались пара терпугов совсем не впечатляющего вида. Такой скромный результат достаточно предсказуем, так как на относительно небольших глубинах обычными трофеями считаются небольшие окуни да терпуги. Лососи, которых бывает много вблизи устьев рек, двигаются в поверхностном слое, а как раз он-то и бывает обычно мутным.

Оставалось два дня до конца нашего путешествия. Мысленно окинув взором все пять рек, на которых удалось поохотиться, мы решили опять занырнуть в Паратунку. Хотелось под занавес еще разочек вкусить наслаждение охоты на кижуча в прозрачной воде.

И нам это удалось в полной мере. Лодки у нас с собой в этот раз не было. Поэтому мы договорились с арендаторами участка, у которых покупали лицензии, что они нас часа через три подберут в условленном месте и вернут на базу. Так потом и было. Сплав мы начали метров на 150 выше стоянки. Там мелкая протока с погруженными в воду кустами по берегам. Сразу же под ними, на полуметровой глубине Андрей берет кижуча, а я – самочку горбуши. Что интересно: из тринадцати рыбин, которые мы сообща добыли в тот день, самочек оказалось всего две. Мы в очередной раз встали в тупик с этими тихоокеанскими лососями: трудно точно определить и вид лосося, если он в некоей стадии лощалости, и отличить самку от самца.

Вот Паратунка входит в одно русло, глубина и скорость течения увеличиваются. В этот раз, имея уже какой-никакой опыт, мы сразу полезли в деревья. И – вот они, кижучи! В открытую, да бултыхающегося охотника, не подпускают. Если же прятаться за стволами и ветками, то можно стрелять почти прицельно. Это, конечно, не в тире в бассейне, ибо течение сильное, а рыба под стволами метрах в трех-четырех и тоже не стоит на месте. Когда ружье направляешь под углом к течению или поперек, то его начинает «колбасить», а резиновый амортизатор начинает вибрировать и петь. Попасть в рыбу, даже вполне приличных габаритов, совсем не просто. После удачного выстрела разбираться с рыбой и ружьем – тоже проблема. Я ногами обхватывал какой-нибудь толстый ствол, освобождал таким образом обе руки, и только так управлялся.

На этой красивой ноте и закончилась охотничья часть нашего путешествия. Валерий и Андрей плавали с миниатюрными видеокамерами, закрепленными на ружьях. На берегу тоже снимали на камеру и фотоаппараты. Так что забыть все перипетии нашего пребывания на Камчатке уже никак не получится. Да и возможно ли такое забыть?! Где еще, даже в такой необъятной стране, как наша, можно увидеть и пострелять сразу пять новых видов рыб? Только на Камчатке!

Подводная охота на тихоокеанских лососей

Хотя бы вскользь, в качестве послесловия нельзя не упомянуть еще об одном тихоокеанском лососе, которого мы в воде не видели – о чавыче. Это самый крупный (до 45 кг и более) и самый сильный из местных лососей, который может осчастливить любого рыболова и охотника, вне зависимости от его опыта, стажа и количества уже добытой рыбы. К сожалению, заход этого лосося в реки Камчатки начинается в мае, когда реки полуострова еще мутны и непригодны для нашего хобби. Но местные рыболовы утверждают, что и в июле чавыча еще в реках и зачастую совсем не лощалая. Наши новые камчатские друзья на будущий год зовут на чавычу…

Тем, кто воодушевится этим рассказом и накопит денег на столь дальнее путешествие, дам несколько полезных советов.

Спланировав поездку, к примеру, на август, покупайте билеты на самолет зимой. Тогда это обойдется втрое-впятеро дешевле, чем покупать билеты непосредственно перед отлетом.

Известно, что Камчатка – не только край вулканов и гейзеров, но и край медведей. Камчадалы об этом всегда помнят и принимают меры к тому, чтобы сталкиваться с ними пореже. Отмечено много случаев, когда топтыгины от непреодолимого желания полакомиться едой со стола разоряли палатки туристов и рыболовов. В процессе охоты на реке тоже надо быть бдительным. Заходить по берегу или, наоборот, возвращаться берегом после сплава трудно и нежелательно. Трудно, так как камни по берегу острые, совсем не такие, как, например, на Урале или на Кольском. А нежелательно потому, что по берегам рек действительно много медведей. Даже когда сплавляешься вблизи берега, следует постоянно смотреть вперед: не ровен час у вас в охоте на лосося может оказаться лохматый конкурент.

Использовать для охоты следует чисто «горное» подводное снаряжение. Это значит: ружье пневматическое средней или большой (но не более 70 см) длины с жесткой стрелой и каленым наконечником. Гидрокостюм толщиной 7 мм, боты на ногах – очень желательно. А раз боты, то ласты уже с открытой пяткой, в другие боты не влезут. Проблема с грузами. Едва ли вам удастся, даже без грузового пояса, уложиться в 20 кг багажа, отпущенные пассажирам эконом-класса Аэрофлотом. Поэтому советую заранее созвониться или списаться с местными охотниками и попросить у них помощи в обеспечении грузами. Найти их легко в Интернете, набрав в поисковой системе, например, «подводная охота на Камчатке». Люди там хорошие, обязательно помогут.

И последнее. Практически повсюду лов лососей осуществляется только по путевкам и на специально отведенных для этого участках рек. Я думаю, для того, чтобы поохотиться и записать в список своих трофеев такую уникальную рыбу, самый бедный подводный охотник не пожалеет сотню-другую рублей. Однако очень часто в таких путевках в графе «орудия лова» пишут «спиннинг и нахлыст», что незаконно. А закон (в нашем случае – Правила любительского и спортивного рыболовства Дальневосточного рыбохозяйственного бассейна) гласит: любительское рыболовство по путевкам разрешается «орудиями лова, не запрещенными для осуществления любительского и спортивного лова без путевок на добычу ВБР» (статья 75.2.1). А в статье 75.1, среди прочих разрешенных орудий лова без путевки, имеется «подводное ружье и пистолет». Вот так! Так что покупайте путевку и смело ныряйте за своим уникальным трофеем – тихоокеанским лососем.

Виталий Виноградов, «Охотничий двор» №10/2011

Другие статьи на тему Подводная охота:

Adblock
detector