Главная / Статьи / Жизнь на Канинском полуострове

Жизнь на Канинском полуострове

Жизнь на Канинском полуострове

Прошлым летом пешая этнографическая экспедиция прошла по Канинскому полуострову. Ее участники в августе-сентябре 2012 года прошли 400 километров по тундре, посетили четыре населенных пункта Ненецкого автономного округа и собрали интереснейшую информацию. Об итогах экспедиции рассказал ее руководитель, сотрудник НОЦ «Поморский институт коренных и малочисленных народов Севера», действительный член Русского географического общества Александр Шаларев.

Экспедиция «Российская Арктика: поморы и ненцы – дружба северян сквозь столетия» была организована научно-образовательным центром «Поморский институт коренных и малочисленных народов Севера» САФУ и Архангельской региональной общественной организацией «Поморская экспедиция».

Экспедиция на Канинский полуостров стала завершающим этапом проекта «Поморские берега», исследования проводились по нескольким направлениям – социально-экономическому, этнографическому и биологическому, а цель была комgлексной. Об итогах экспедиции «НВ» рассказал ее руководитель, сотрудник НОЦ «Поморский институт коренных и малочисленных народов Севера», действительный член Русского географического общества Александр Шаларев.

Жизнь на Канинском полуострове

Сберечь села – задача власти

– Александр, расскажите, пожалуйста, поподробнее о проекте «Поморские берега».

– Наш проект начался в 2008 году и был рассчитан на четыре года, предполагалось обойти все побережье Белого моря, это 2600 километров, и познакомиться с 65 поморскими селами. Задача выполнена. Что мы увидели? За последние 20 лет исчезло порядка тридцати прибрежных сел – статистика удручающая… Исчез мощный пласт культуры, да и социально-экономический фактор был мощный, села давали здоровую молодежь, которая шла и в армию, и в рабочие, и в мореходы… Но Канинское побережье в этом плане разительно отличается в лучшую сторону. В Карелии, например, все печально, все заброшено, идет «война» за рыбу. В Мурманской области – двоякая ситуация. Из четырех субъектов Федерации у вас самая лучшая ситуация. Мы еще не дошли до Шойны и встретили первых рыбаков, которые нам сказали с гордостью, что губернатор принял решение сохранить все села. Примечательно, что это были простые люди, а не из администрации.

– На ваш взгляд, насколько сложна эта задача – сберечь села Ненецкого округа?

– Сберечь села в условиях неразвитой экономики и отсутствия коммуникаций – очень затратное дело. Я уже встречался с руководством Ненецкого округа. Надо, конечно же, проводить исследования, анализировать, ставить диагноз и вырабатывать стратегию. Сидя в кабинете, опираясь только на статистику или данные администрации, выработать стратегию невозможно. Нужно вживую смотреть и изучать ситуацию, а потом думать
– что разумнее развивать и сохранять, а что не стоит.

– У вас есть опыт проведения таких исследований?

– Такие исследования в ноябре 2011 года мы проводили на Онежском полуострове по заказу Министерства региональной политики Архангельской области. Мы там прошли четыре села и точечно показали, куда надо вкладывать деньги, куда не надо, если строить дороги, то какие, какие есть перекосы в административном управлении, провели анкетирование населения, жители ответили на 62 вопроса по всем сферам жизнедеятельности человека.

Жизнь на Канинском полуострове

Красота – необыкновенная

– Каковы ваши впечатления от посещения Неси? Чем порадовало старинное село участников экспедиции?

– Несь становится крупным центром, она уже является по большому счету транспортным узлом, из Мезени идет дорога на Пешу и есть своротка на Канин, где пасут оленей десять оленеводческих бригад из Неси. Село активно строится, возведены новая школа, часовня, жилье. Магазины, мобильная связь, есть интернет – причем это доступно не только учреждениям, школе, но и жителям. Нигде в поморских селах нет интернета. А ведь это важный момент для молодежи, они могут общаться, не чувствуют себя оторванными от мира.

– Какие сложности встретились вам в пути, Александр?

– Сейчас покажу фотографии… Красота необыкновенная – ущелья, водопады, почти горные реки. Пески. Болота. А еще – сплошные переправы… Вот хутор Торна, бывшее поморское поселение – старинное, три старинных дома сохранились с русскими печами, с кониками на крышах – приходит в упадок. Но если бы тут задумались о туризме – это была бы туристическая жемчужина, лучшее место для рыбалки, для охоты, тут очень красиво – несколько рек сходятся. Но скоро все это уйдет, местные приезжают только для рыбалки или охоты. Там даже воды нет, колодец забит непонятно чем.

– У Шойны, наверное, проб-лем больше, чем у других сел полуострова?

– Шойна – форпост России на севере. Тут есть маяк – ориентир для кораблей, к сожалению, уже не действующий. В Шойне жизнь кипит, хотя нам говорили, что это захолустье, что мы там даже соли не купим. Но в магазинах очень хороший выбор, работает клуб, молодежь там собирается, словом, жизнь идет. В этом смысле, повторюсь, поселки Ненецкого округа отличаются от территорий других субъектов в лучшую сторону. Зимой в Шойне идет много рыбы, наваги, лов ее организован. Это основа их экономики на сегодняшний день. А также сбор морошки выручает, у нее высокая закупочная цена – 550 рублей. Кто не ленится – хорошие деньги зарабатывает. Навагу везут из Кии и Шойны через Несь в Мезень, затем в Архангельск и дальше…

Жизнь на Канинском полуострове

Предки знали где селиться

– На ваш взгляд, каковы причины того, что Шойна тонет в песках?

– Вот что интересно: поморы на нынешней территории Шойны изначально не селились, наверное, знали, что песок движется, а при Советской власти здесь рыбозавод построили, поскольку удобный подход был для судов. Стали также водоросли собирать. Оголили грунт, и песок сдуло, то есть xрупкое природное равновесие оказалось нарушенным… Вывод: чем древнее поселение – тем оно благоприятнее для жизни. Люди раньше знали, где селиться. Тем не менее, и Шойна строится, программа действует, появляются новые дома, мосточки…

– А Кия чем впечатлила?

– Если Шойна, в основном, русский поселок, то в Кие 90 процентов населения – ненцы. Деревня состоит из типовых домиков, которые построены еще во времена колхозов. Там есть пекарня, магазин, живут той же навагой, морошкой. Причем, камбалу они почему-то не ловят и не едят, предпочитают семгу и навагу. У них есть интернет, и мобильная связь скоро появится – так что живут люди!

– Вы выясняли отношение жителей Канина к дотациям?

– Интересное наблюдение: жители полуострова Канин не знают, какие льготы и дотации они получают и что сколько стоит. К примеру, не знают, сколько киловатт электроэнергии стоит, тонна угля и так далее. Но мы выяснили, что тонна угля в той же Шойне стоит 1 100 рублей, а в Архангельске – 8 000 рублей! Остальное – дотации… Многие отмечают: народ очень быстро подсаживается на дотации, и у людей пропадает желание трудиться, развиваться, начинается деградация, которая выражается, к примеру, в злоупотреблении алкоголем. Предпринимателей в четырех селах Канина почти нет, исчезают народные промыслы, и это печально. Ведь когда-то нефть кончится, а с нею и дотации.

– Вы были и в Чиже, что там интересного видели?

– В Чиже живет 120 человек, есть начальная школа, в которой современное оборудование, мебель. Новый клуб построен. Магазинчик. Все очень хорошо, в селах по побережью такое благополучие редко встретишь. Но потом-то дети едут в интернат Неси, а интернат – это другая субкультура, отрыв детей от своих корней.

Проблема – перенаселенность

– О каких проблемах вам говорили жители канинских сел и деревень?

– Такая проблема существует: чтобы строить – выделены деньги, но нет песка, всюду болотистая местность, глина. Там есть борок, где можно было бы устроить карьер, но жители собрали подписи, чтобы борок не трогали. А других мест нет!

– Какие выводы сделала экспедиция по итогам посещения канинских сел и деревень?

– Несь – очень ухоженный поселок, хочется, чтобы и другие села по побережью так жили, тем не менее, там вырисовывается проблема – перенаселение с точки зрения биологической ниши. Две тысячи человек для этой местности – очень много… Пока идет финансирование, субсидирование – село будет жить и процветать. А если что-то нарушится – людям придется разбегаться отсюда. Или нужно будет выстраивать городскую экономику, отрываться от природной среды. Сейчас Несь – крупный центр, где экономика построена на наваге и ягодах, много социалки – школа, интернат, детские сады – которая работает, строится завод по рыбопереработке, что тоже очень хорошо – рыбы-то много идет через село. Это разумно, если строить экономику. Переработанный продукт имеет более высокие потребительские свойства.

Лариса Торопова

Другие статьи на тему Национальные традиции:

Adblock
detector