Главная / Статьи / Скрытая агрессия. Третье измерение

Скрытая агрессия. Третье измерение

Скрытая агрессия. Третье измерение

В случае, когда речь заходит о ловле пассивного хищника, то, как правило, в качестве единственного способа заставить его клюнуть, рекомендуют взять легкую приманку и провести ее как можно медленнее. И вы все еще верите, что, следуя этому совету, вы добьетесь результата? Пассивная щука, например, не верит и на имитацию рыбки не клюет. Ловля же в момент перехода хищника из пассивного состояния в активное вполне результативна.

Логика

Итак, легкая приманка и медленная проводка. Какими только литературными излишествами не обрастает попытка авторов сделать эту чушь удобочитаемой. Ну, например: «нужно провести вертушку на грани срыва работы лепестка». Логический ход мысли в этом конечно есть. Хищник пассивен, все вокруг него тоже, поэтому и приманку нужно предлагать «под этим соусом», т. е. медленно и естественно.

Всякая логика — это причинно-следственная цепочка. Как известно, каждая причина может иметь несколько   следствий,   которые, в свою очередь, могут быть причинами, порождающими новые следствия. Я не собираюсь читать лекцию по философии и диалектике, но лишь хочу заострить ваше внимание на следствии медленно проведенной легкой приманки. Если хищник пассивен, то уместно ли минимизировать воздействие приманки на и так заторможенные рефлексы хищника? К тому же, если хищник находится в прострации и не настроен питаться, то, проведя приманку медленно у него перед глазами, мы тем самым даем ему вволю рассмотреть ее до мельчайших подробностей. И здесь возникает  еще   один   вопрос:

«Неужели хищник не отличит искусственную приманку, подчас даже не имеющую никакого сходства с реальным кормовым объектом (например «вертушка»), от настоящей рыбки? Как видите, подобные доводы, являющиеся только лишь теорией, никак не оправдывают использование легких (создающие минимальные вибрации, колебания и т. п.) приманок в купе с медленной проводкой. А что на практике? На примере щуки можно убедиться во всей абсурдности этого заблуждения, т. е., что приманку нужно проводить медленно. Наверное, всем знакома картина, когда в разгар летнего дня на мелководье можно увидеть щуку, стоящую в своей засаде. Если понаблюдать за ней подольше, то можно убедиться в том, что она никак не настроена питаться, поскольку рыбки, потенциальные жертвы, преспокойно проплывают или копошатся в дне явно в поле зрения щуки.

И если уже живые рыбки оставляют щуку равнодушной, то чем приманка, имитирующая ту же спокойно плавающую рыбку для щуки слаще?

Однажды я ловил щуку на живца и невдалеке от себя увидел зубастую, притаившуюся под затопленным кустом. В ведре среди юрких карасиков один то и дело всплывал к поверхности воды и ложился плашмя, еле шевеля плавниками и хвостом. Естественно использовать этого карасика в качестве живца было бы не очень хорошей идеей, поэтому я выбросил его в воду поближе к притаившейся в засаде щуке. Когда карасик оправился от жесткого приводнения и начал не только более резво шевелить плавниками, но и ходить кругами по воде, я стал наблюдать за реакцией щуки. Надо сказать, что реакция ее была, скажем прямо — никакой. Когда же карасик предпринимал попытки уйти в глубину, я думал, что щука не выдержит, обязательно схватит легкодоступную жертву. Но ничего подобного не произошло. Сменив место, через часа три я вспомнил о карасике, «искушающем» щуку, и решил посмотреть, изменилось ли что-то за это время. Щука стояла на прежнем месте, а вот карасика видно не было. Но,  внимательно осмотрев акваторию, я нашел карасика среди ветвей куста. Комментарии? Надеюсь, они излишни.

При ловле окуня с лодки на живца, когда вокруг лодки то и дело вскипала вода, я подбрасывал к поплавку несколько полуживых верховок. Что интересно, окунь принимал эту дармовщину лишь тогда, когда в азарте погони за вполне здоровой и резвой верховкой натыкался на подброшенную полуживую верховку. После того, как азарт охоты окуневой стаи шел на убыль и отдельные экземпляры окуня все еще находились на месте боя и их было хорошо видно, они, тем не менее, даже не проявляли интерес к плавающим на поверхности, но еще подающим признаки жизни верховкам.

Что же касается ловли окуня на искусственные приманки, то, зачастую, даже стопроцентно зная, что в пределах заброса есть стая окуня,  выпросить его на контакт довольно трудно.

Два состояния

Продолжая тему, хотелось бы обратиться к самому понятию — ловля пассивного, именно пассивного, хищника. На мой взгляд, оно не верно в корне, потому как ловля пассивного хищника — нечто вроде попытки вести диалог со спящим. Действительно пассивного хищника вам не удастся поймать никогда, по крайней мере, на честный клев, когда приманка окажется в рыбьей пасти. Для рыболова же это состояние хищника интересно тем, что, уловив момент, когда оно наступает, можно вовремя «уйти со сцены», не размахивая бесцельно удилищем и не развешивая приманки по корягам.

ловля щукиПротивоположностью пассивному состоянию хищника является, конечно же, его активное состояние. С этим, вроде бы, все понятно. Жизненные проявления хищника в этом состоянии таковы, что он живо  интересуется приманками. У щуки это, как правило, — ранние утренние часы. Во время активного состояния хищнику легче схватить и выплюнуть, нежели долго рассматривать то, что вызывает в нем интерес и рефлекс атаки, именно поэтому в это время не особо «мудрствуя» спиннингист добивается результата. А вот с этого места хотелось бы более подробно поговорить о тактике и технике ловли. Как правило, большинство спиннингистов начинают ловлю тактическим приемом «снятия сливок». Дальние забросы, довольно высокая скорость проводки имеют целью «прочесать» как можно большую площадь зеркала. Это приносит свои плоды, и щуки хватают даже быстро проплывающую приманку. Но если это небольшой водоем или ограниченный участок ловли, то неизменно наступает время, когда уже вроде бы все перспективные места обловлены и вроде бы все активные щуки выловлены или были замечены в контакте с приманкой. Серия забросов, не принесших результата в течение какого-то промежутка времени, как правило, и является тем критерием, который определяет фазу перехода активного состояния щуки в пассивное. И вот тут-то легкие  приманки  и медленная проводка действительно дают результат. Но подвох-то весь в том, что никто ведь не знает, было ли состояние хищника при этом пассивным. Более того, медленная проводка, да, как правило, по нескольку забросов в заочно перспективном месте — это уже неплохой вариант выпросить активную (не пассивную) щуку, которая до этого не успела себя проявить, когда рыболов ловил в режиме «снятия сливок».

Однажды на одном озере, где потенциал водоема составляют максимум три пойманные щуки за день, применяя виброхвост KOPYTO (флуо) на трехграммовой джиг-головке, я поймал 6 щук, помимо этого имел 4 контакта. А результат ловли был такой потому, что вместо «снятия сливок», я с самого утра ловил, очень тщательно облавливая перспективные места ступенчатой проводкой. Признаться, я сам не ожидал такого результата. Но ведь он, если разобраться, был вполне закономерным. И в этой связи интересен один нюанс. Как-то сквозь стекла поляризационных очков я отчетливо увидел как щука, атакуя приманку, промахнулась. При этом щука не вернулась  на  прежнее  место своей засады, а заняла другую «стартовую площадку». В своей новой засаде щука заняла такое положение, что оказалась хвостом к прежней линии проводки. Мне стало интересно, развернется ли она, если я проведу приманку по той же липни. Забрасывая и считая количество проводок, я увидел, что щука развернулась лишь на седьмой проводке, а результативный контакт состоялся на одиннадцатой проводке. Цифры поистине заставляют задуматься. Вполне возможно, что во время тщательного облова я просто давал возможность щуке развернуться для удобства нападения на приманку. Конечно, это не говорит о том, что именно все шесть щук развернулись и после этого схватили приманку, но и не факт, что этого не было хотя бы с одной щукой. К тому же, расхожее мнение, что щука — это рыба первого заброса, на практике довольно часто может быть подвергнуто сомнению. И заметьте, все эти «неурядицы» со щукой происходят в то время, которое рыболовы хоть и называют пассивным состоянием хищника, но на деле-то оно таковым не является. Смена рыболовом техники и тактики, получение при этом результата не дает права говорить о смене состояния хищника.

Оперируя лишь двумя понятиями состояния хищника, активным и пассивным, мы как бы подразумеваем четкую границу между ними. Но, как оказалось, граница между переходом хищника из активного состояния в пассивное — не такая уж и четкая. Она бывает довольно растянута во времени, поэтому есть все основания выделить   время   перехода хищника из активного состояния в пассивное в отдельное понятие. Я называю это состояние хищника пограничным состоянием. Но, прежде чем рассмотреть это состояние хищника, более подробно хотелось бы рассказать о том, как я его обнаружил.

Случайное открытие

Как-то осенним пасмурным днем я довольно неплохо половил щук на одном из озер в ранние утренние часы. Но как это часто бывает со щукой, к обеду поклевки прекратились, по правде говоря, убив во мне всю веру в целесообразность продолжения ловли. Домой идти не хотелось, и я решил поэкспериментировать с тогда еще мало знакомой мне приманкой — воблером. У меня было штук пять самодельных воблеров с разной глубиной погружения, и я решил узнать потенциал, «характер» каждого из них. Раз за разом забрасывая воблеры, я проводил их с разной скоростью, обращая внимание на то, как меняются их колебания и при какой скорости проводки движения воблеры больше всего похожи на движения живой рыбки. И вот как-то при проводке один воблер брюшным тройником зацепил траву. Подмотав его ближе к берегу, я попытался короткими рывками кончиком удилища стряхнуть водоросль с тройника. При этом я заметил, что воблер  во время  этого действа очень напоминает в движениях живую рыбку. Мне до того понравилось, что я, сняв с тройника водоросль, забросил воблер близко к берегу и попробовал вести его серией коротких рывков с паузами. Конечно, картина завораживала. Тогда я сделал заброс подальше от берега и провел воблер в такой же технике. Когда воблер подошел к стене водорослей, находящихся метрах в семи от меня, я остановил проводку, дав возможность воблеру всплыть. Ища глазами воблер, благодаря довольно чистой воде, я увидел его, когда он уже был, наверное, в сантиметрах сорока от поверхности. Но что самое интересное, синхронно с воблером, буквально уткнувшись в него носом, всплывала щука около килограмма весом. Когда спинка воблера показалась из воды, щука застыла под самой поверхностью воды. Я начал медленно подматывать катушку, и только воблер тронулся с места, как щука, причудливо изогнувшись, метнулась в глубину.

Конечно, дальнейшие проводки в подобной технике ни к чему не привели, но сам факт, что даже одна щука среагировала  на, можно сказать, нестандартный подход к технике проводки — это уже было достойно дальнейших исследований.

Честно говоря, результат не заставил себя долго ждать. Правда, опять же он был не столько ожидаемым, сколько нежданным. Пробуя все имеющиеся у меня в тот день воблеры в подобной технике проводки, я дошел до небольшого шестисантиметрового воблера, которым довольно успешно ловил судака в темное время суток. Наличие поводка сделало до того плавающий воблер суспендером, к тому же, жесткий поводок сделал и без того низкоамплитудные колебания воблера еще более незаметными.

Забросив этот воблер чуть в сторону, я провел его проводкой из серии легких толчков, чередующихся паузами, мимо затопленного куста. В один момент во время паузы леска вдруг вздрогнула и резко потянулась. Я подсек. И вот он, первый результат — щучка граммов на двести. В тот день я больше не поймал ничего. Зато на следующий день, применяя подобную технику, я поймал две щучки и видел два промаха. Что интересно, во время состояния щуки, которое мы называли активным, эта техника не сработала, зато чуть погодя, а это уже ближе к обеду, данная техника приносила свои плоды. Через год я узнал, что не был первооткрывателем этой техники, потому как прочел в российской рыболовной периодике статью «Воблеры класса minnow», где небезызвестный Константин Кузьмин описывал и подобную технику и, что самое главное, воблеры.

Оказалось, что подобной техникой, называемой TVICHING (твичинг), давно пользуются американские рыболовы, проводя не только воблеры, но и приманки из мягкого пластика. При случае, советую всем, кого интересует эта тема, прочесть эту статью. Но пойдем дальше, и поговорим более подробно о пограничном состоянии хищника.

Скрытая агрессия

Как я уже говорил, используя метод анимации приманки, названный TVICHING, можно самому убедиться, что между активным и пассивным состоянием хищника нет четкой границы. Пограничное состояние, на примере щуки, выглядит как пассивное ее состояние, хотя при этом щука не прочь атаковать приманку. Выглядит это приблизительно так. Стоящая в засаде щука не обращает внимания на медленно плавающих чуть ли не под носом рыбок, но при этом стоит лишь буквально ворваться в ее поле зрения воблеру, двигающемуся резкими толчками, как щука проявляет агрессию. Очень интересно понаблюдать на мелководье за реакцией щуки, точнее, за степенью ее агрессии по отношению к воблеру, своими движениями являющему явный резонанс общей картине полусонного состояния хищников и их потенциальных жертв.

Щука, завидевшая воблер, двигающийся резкими короткими толчками, бросается на него порою с расстояния двух-трех метров с остервенением собаки, услышавшей команду «фас!». И если видеть момент, когда она хватает воблер, картина впечатляет. Схватив воблер, щука подобно акуле мотает головой в разные стороны, пытаясь быстрее лишить жертву жизни. Я видел моменты захвата приманки щукой на мелководье в активном ее состоянии, но такой агрессии я не наблюдал.

Смею предположить, что рыбки – потенциальные жертвы щуки, знают ритмы перехода щуки из активного состояния в пассивное и преспокойно плавают по мелководью в то время, когда им не грозит опасность.

Надо отметить, что в утренние часы, когда щука активна, такого оживления на мелководье я не замечал, да и рыбки-жертвы утром ведут себя скрытно. В то время, когда в водоеме воцаряется вроде бы спокойствие и перемирие между щукой и ее потенциальными жертвами, приманка, проведенная явно не в духе общего состояния хищников и их жертв,  вызывает у щуки агрессию. При этом я даже не уверен, что щука расценивает воблер как кормовой объект. Складывается такое впечатление, что, хватая воблер, она лишь хочет, как бы наказать нарушителя общего спокойствия, двигающегося не так, как окружающие щуку рыбки, потенциальные жертвы.

Но проходит еще какое-то время и даже метод анимации приманки, при котором она движется рывками, не приносит успеха. Щука переходит в пассивное состояние, когда ее уже ничего не выводит из состояния полной апатии.

Но пограничное состояние свойственно не только щукам. К примеру, нечто подобное я наблюдал у судака. Надо сказать, что у судака пограничное состояние проявляется двояко. Во-первых, он может находиться в этом состоянии подобно щуке, по причине спада активности. Во-вторых, в подобное состояние он может впадать после облова мест его стоянки и поимки одного или нескольких собратьев. Так, при ловле судака вполне обычной является ситуация, когда после нескольких агрессивных поклевок стая судака проявляет себя лишь легкими «тычками». При этом, смена цвета и модели виброхвоста, как правило, ни к чему не приводит. Уменьшение же веса джиг-головки так же не дает результата.

Однажды в выходной день я облавливал девятиметровую яму виброхвостом на шести -граммовой джиг-головке. При такой глубине и таком весе джиг-головки с анимацией приманки можно было поэкспериментировать вдоволь, что я и делал, пытаясь выпросить судака на поклевку. Судак, хоть и не крупный на дне был, потому как ловившие «на сплав», то и дело вытаскивали небольших судачков. Заставляя приманку двигаться и так и эдак, я не увидел ни одного намека на поклевку. Когда же я решил «простучать» дно на предмет более детального изучения его топографии, я пристегнул к застежке пенополиуретановую рыбку на тридцати двухграммовом «ушастике». На первой же проводке последовала очень мощная поклевка, и, успешно выполнив подсечку, я подкачал к лодке судака чуть меньше килограмма.

Случайность? Как оказалось, нет. Рыбка из пенополиуретана выручала меня не раз в ситуациях, когда после поклевок на силикон, судак отдавал явное предпочтение именно рыбке из пенополиуретана, к тому же на не совсем уж легком «ушастике».Да и поклевки на рыбку из утеплителя по своей агрессивности не идут ни в какое сравнение с невнятными«тычками» на силикон. И здесь хотелось бы напомнить о том, что действиерыбки из утеплителя никак не сочетается с медленными естественными движениями того же виброхвоста. Рыбка из пенополиуретана, благодаря своей плавучести, кактолько грузило коснетсядна, быстро принимает вертикальное положение. Именно в этом я и вижу причину ее поистине магического воздействия на судака в его пограничном состоянии. Не обладая никакими подвижными элементами в своей конструкции, именно способностью быстро занимать вертикальное положение во время касания грузилом дна пенополиуретановая рыбка и привлекает судака. Других объяснений я не нахожу.

Почему же силикон на тяжелой джиг-головке не привлекает судака во время его пограничного состояния?

Здесь я могу лишь предположить, что пенополиуретановая рыбка в большей степени похожа па кормовые объекты судака именно в момент его охоты. Представим себе картину дна в Днепре. Среди колоний дрейссены снуют бычки и ерши, преспокойно плавая и перемещаясь с места на место. При этом бычки поднимаются на какое-то расстояние от дна и плавно опускаются назад. Этот момент я видел на видеокассете. Кстати, такое поведение бычков очень напоминает ступенчатую проводку. Именно в этом и проявляется сходство виброхвоста с поведением бычков. Но представим, что па этот участок дна врывается стая судака и устраивает бойню.   Бычки,  естественно, будут стремиться спрятаться, в укрытиях, уже не особо поднимаясь над дном, а, наоборот, будут быстро перемещаться почти вплотную ко дну.

Я предполагаю, что, пытаясь спрятаться, некоторые из них будут занимать положение, близкое к вертикальному, чтобы пролезть в какую-то расщелину в колониях дрейссены. Вот именно здесь то и наступает время сходства рыбки из пенополиуретана с теми же бычками и несходство с ними виброхвостов.

Конечно, это — предположение, но я считаю, в рыбалке более важно логически объяснить результат, чем пытаться, следуя логике (порою неверным путем), добиться его.

Когда «кипит адреналин»

Еще одним объяснением эффективности резких быстрых движений приманки во время пограничного состояния хищника, является его нервное возбуждение. Не факт, что в азарте охоты хищник не достигает какого-то нервного возбуждения. Является ли это воздействием адреналина или каких-то прочих гормонов, это уже проблема ихтиологов. Меня же больше интересовала продолжительность и цикличность этого воздействия. После активного состояния хищника наступает фаза пограничного его состояния. Видимо в этой фазе хищники, испытав умственную (если можно так сказать) усталость, связанную с поиском пищи и ее идентификацией, испытывают потребность отдыхать. Но именно в фазе пограничного состояния нервное возбуждение, достигшее своего пика, постепенно сходит на нет, что и знаменует переход хищников в фазу пассивного состояния. То, что хищники в фазе пограничного состояния уже не реагируют на медленную проводку, говорит о том, что они прошли пик нервного возбуждения.

ловля хищной рыбыНо стоит в их поле зрения появиться приманке, двигающейся быстро и резко, у хищника проявляется остаточная вспышка агрессии. Когда-то, пытаясь объяснить причины, по которым вроде бы не настроенная клевать наука с остервенением бросается на воблер или виброхвост, проведенный методом TVICHING, я вспомнил игру с кошкой. Как известно, кошки очень любят поиграть, гоняясь за привязанной к веревке бумажкой, тряпочкой и прочими предметами. Пока кошка не устала, ее интересует сам факт движения, скажем, бумажки. Продолжая играть с кошкой, можно заметить, что она постепенно теряет интерес к бумажке и приходится вносить в ее движения какое-то разнообразие. Когда же кошка совсем замотается, она, скорее всего, займет такую позицию, чтобы наблюдать за бумажкой либо из укрытия, либо свысока. И вот тут стоит обратить внимание на ее дальнейшее поведение. Если бумажка будет двигаться медленно или даже с остановками, это не подействует на кошку должным образом. Но попробуйте провести ее резкими короткими рывками, и вы увидите, как, прижавшись и нервно махая кончиком хвоста, кошка начнет переминаться с лапы на лапу и в какой-то момент не выдержит — бросится на бумажку. Когда ей надоест и этот способ анимации бумажки, кошка, скорее всего, уйдет. Я проделывал этот эксперимент многократно, когда у меня жили две кошки, проделывал его и с котом, жившим у знакомых, результат был идентичным. А теперь давайте вспомним о технике «снятия сливок», медленной проводке легкой приманки и проводку методом TVICHING. Вспомним о состоянии хищников. Я думаю, нетрудно увязать это все с игрой кошки. Да, кошка не рыба, но заметьте — хищник. Конечно, кто-то совершенно справедливо возразит, что бумажка не является пищей кошки. А вы уверены, что те же щуки, судак или окунь всегда расценивают вашу приманку, как пищу? Лично я — нет! Но это уже предмет другого,  более обстоятельного разговора.

Пока несколько слов хотелось бы сказать о продолжительности пограничного состояния у разных рыб. Если изобразить такое состояние в виде графика, то для щуки это можно было бы выразить, как на графиках 1, 2. Конечно, кривая активности щуки в зависимости от времени суток (указано внизу) для каждого водоема и в зависимости от сезона и даже дня ловли будет другой. Я лишь хотел показать динамику.

ловля хищной рыбыТак, пограничное состояние — величина довольно неопределенная по времени. В иные дни щуку можно хоть полдня ловить методом TVICHING, а в иные дни — это каких-то час, от силы два, после чего на щуку уже не действуют никакие ухищрения с анимацией приманки. Если говорить об активности судака, то на графике это можно изобразить следующим образом (графики 3, 4), при этом время я проставил условно. Немного поясню разницу в двух графиках состояния активности судака. На графике 3 показан тот случай, когда вы, допустим, пришли и сразу начался клев судака. В этом случае в пограничное состояние мы как бы вгоняем судака сами, и оно может длиться довольно долго. График 4 — это тот случай, когда по какой-то причине клева не было, а через какое-то время он начался. В этом случае пограничное состояние судака обычно очень ограничено по времени, к тому же зачастую его может и не быть вовсе, что я и попытался изобразить на графике. Конечно, подобную цикличность в смене активности судака можно объяснить его подходами к месту ловли. Это же по косвенным признакам подтверждает и отсутствие пограничного состояния перед активностью хищника. Да, действительно пограничное состояние я никогда не наблюдал перед активным состоянием хищника, будь-то щука, судак или окунь. Оно всегда наступает после активного. А что касается подходов, то сейчас долго описывать, как при ловле на Десне я стоически, ради эксперимента, облавливал на протяжении шести часов один участок, не сходя с места. И надо сказать, я больше уверен в том, что у судака происходит лишь смена активности, а не отсутствие и присутствие его на облавливаемом участке дна. Мы до сих пор не говорили о пограничном состоянии окуня. К сожалению, этого хищника, на предмет смены его состояния, я особо не исследовал. Но могу припомнить один случай. Как-то осенью то тут, то там на поверхности возникал вялый бой окуня. При этом окунь отвергал буквально все — воблер, вертушку, кембрики и твистеры, проведенные даже через эпицентр «котла». Тогда я пришел к нестандартному решению и в качестве приманки использовал зимнюю блесну. При этом техника была практически такой же, как и при отвесном блеснении, только выполнял я ее с забросом. Как только блесна падала в воду и немного заглублялась, я делал короткий и резкий рывок удилищем на себя и сразу возвращал его в исходное положение. Выждав паузу, я делал 2—3 оборота ручкой катушки, после чего опять повторял рывок-возврат-пауза. Только в подобной технике, заметьте, отнюдь не при использовании медленной проводки, я добился результата. А закрепил я его основательно при ловле в Днепре. Стая окуня барражировала над глубокой ямой вдоль берега. Шумные «котлы» вскипали по ходу движения стаи, но на традиционный набор приманок «для окуня» он не реагировал. Тогда я использовал нетяжелую блесну, на которую зимой ловил судаков. Надо сказать, окунь оценил мое предложение и клевал даже тогда, когда на поверхности боя или уже, или еще не было. К тому же под «котлом», в глубине держались действительно патриархи, трое из которых почтили своим вниманием блесну.

Итог

У кого-то, после прочтения этой статьи, возникнет вполне справедливый вопрос: «И что это мне даст?». Смею вас заверить – ровным счетом ничего, если в подходе к рыбалке вас больше интересует вопрос «Сколько?», нежели «Как?».

Что касается щуки, то особо выдающихся результатов я не добивался, да и размер улова вполне соответствовал концепции «поймал-отпустил». Но та красота поклевки, которую можно увидеть на мелководье сквозь стекла поляризационных очков, заставляла меня не спешить зачехлять спиннинг Ловля щуки в пограничном состоянии это не столько фарт, сколько диалог с хищником – это красиво. Судак же более благосклонен, но упертый и своенравный. На пенополиуретановую рыбку может пойматься три-четыре судака, при этом в процессе ловли вы не увидите невнятных тычков. Тычки есть, но это при ловле в Днепре клюет крупный бычок-подкаменщик, даже при обилии тычков я поймал всего одного.

Окунь… А впрочем, дело ли в рыбе? Я и сам еще не могу найти ответы на многие вопросы ловли хищника в пограничном его состоянии. К примеру, летним днем попробуйте провести силикон мимо затопленных кустов резкими длинными рывками. При этом можно видеть, как навстречу приманке метнется белесая линия, бок небольшой щучки. Она обязательно промахнется, но среагирует именно на такую проводку и ни на какую другую, уж поверье. А как ее поймать? Лично я еще не знаю. Джеркбейт? Может быть Одним словом, открыв для себя третье состояние хищника, я открыл и неведомое мне третье измерение, чистое поле для экспериментов. И возможно это измерение требует иных приманок (как рыбка из утеплителя и воблер класса minnow), иных подходов к ловле. Пограничное состояние хищника интересно само по себе, оно мало исследовано.

Роман Бадардинов, Современная рыбалка №6 2006г.

***

рыбалка на волге

Половить щуку, а также сазана, жерехя, язя, сома и другую рыбу Вы можете на Нижней Волге, в Астраханской области. Предлагаем Вам рыбалку на Рыболовной базе Гусиный остров. В настоящий момент идет акция: с 25 мая у нас скидки на проживание – 50 %. Наша база – рай для рыбалки на нижней Волге и жизнь в комфортабельных условиях в просторных номерах с кондиционерами. Вы можете приехать всей семьей с детьми.  

Другие статьи на ту же тему:

 

Adblock
detector