Главная / Статьи / Кто добыл кабана – тот мужчина

Кто добыл кабана – тот мужчина

Кто добыл кабана - тот мужчина

Бытует мнение: кто добыл кабана – тот мужчина, а кто медведя – супермен. Я же считаю, что тот, кто добыл матерого вепря в бескрайних камышовых джунглях, круче двух первых. В ноябре прошлого года я, как обычно, приехал на точку поохотиться на волка, а если удастся – на кабана. Первого кабана добыли удачно, а второй кабан-подранок успел порвать лошадь и собаку…

Охота в камышах очень опасна, наверное, тем и привлекательна. Нужны крепкие нервы, надежное оружие и рабочие собаки. В саратовском Поволжье местные охотники-казахи используют дворняжек, которых секачи рвут и разом, и по отдельности. Я многие годы знаком с одним охотником, который живет на чабаньей точке, далеко от большого жилья, без света, а иногда без муки и сахара. Так вот, кабанье мясо – основная его пища всю зиму, а остальное составляет то, на что удалось это мясо выменять: чай, сахар, сигареты, мука. Скот, когда-то изобиловавший на таких точках, давно повывели, а люди, не имея работы, промышляют кто чем может. Мой товарищ летом сено косит и продает, а зимой охотится, тем и жив. К нему-то я и езжу уже много лет подряд, чему он очень рад. Дружба наша обоюдовыгодна. У меня есть пристанище и верный помощник на охоте, а у него – поставщик боеприпасов и продавец добытого осенью сала барсука, ну и через меня – связь с внешним миром.

В ноябре прошлого года я, как обычно, приехал на точку поохотиться на волка, а если удастся – на кабана. Снега выпало совсем немного, охоте это вовсе не мешало. Своих собак я взял обеих: гонца Набата и лайку Лапку. Собаки молодые, но уже кое-что повидавшие. Обе были неоднократно под кабанами и потому на охоте осторожные, надежные.

Утром, плотно позавтракав, мы взяли собак на поводки и пошли в камыш. Кстати говоря, ночью волки выли почти у дома и, по словам товарища, выли всю неделю до моего приезда. У него самого пять собак, и все охотники. Одна из них помесь с гончей – собака действительно рабочая, отличных бойцовских качеств, остальные – дворняги, бесстрашные и глупые. Вся эта свора отправилась с нами.

Камыш начинается прямо в двадцати шагах от дома. Я – пеший, товарищ – на лошади, и семь собак зашли на кабанью тропу примерно в километре от дома. Тропа была набита еще по чернотропу и хожена до сего времени. Снег на ней был смешан с грязевой крошкой и утрамбован до земли. Кабаны ходят по ней ежедневно в мелкий тростник, или по-местному «кугу», на кормежку. Кстати, тростниковую площадь в несколько квадратных километров называют «кара куга», что значит «черный тростник». Так вот, местные старики говорят, что заросли эти существуют издревле, а в них живут кабаны и их заклятые враги – волки. Теперь охотников заезжих мало, волков развелось немерено.

Я отпустил своих собак с поводка в свободный поиск. Товарищ на лошади с собаками стал продвигаться вперед, я же стал изучать следы и потихоньку двигаться по тропе. Примерно через полчаса я услышал лай Набата. Все: зверь обнаружен. Лишь бы не попался огромный секач, про которого мне рассказывал Еркен – так зовут моего друга. Гон стал удаляться вправо, и я по старой тропе тоже направился в ту сторону.

Кто бывал в камышовых крепях, тот знает, что ходить там можно только по тропе. Трехметровую стену материкового тростника просто так не пробьешь. Слышу лай всех собак – значит, зверь остановлен. Дворняги на ходу не лают. Донесся одиночный выстрел, лай смолк, и тут же вновь возобновился, еще яростнее. Раздался еще один выстрел, и сразу же истошный визг собак. Если дворняги набросились на подранка, то и мои тоже там: сработал стайный инстинкт. Я часто наблюдал такое, и однажды потерял отличного зверового пса, в одиночку работавшего грамотно, а в куче уподоблявшегося остальным. Теперь гон был слышен правее и дальше. Значит, Набат гонит, и все в порядке.

Передвигаюсь в сторону гона, опять слышу выстрел и злобный лай на одном месте. Минут через пятнадцать осторожно подхожу к месту. Собаки крутятся на вытоптанной кабанами площадке и облаивают лежащего подсвинка – еще живого. Еркен, привязав лошадь, с ножом и ружьем на изготовку, подошел к зверю. Собаки моментально вцепились в подсвинка с двух сторон и растянули его. Еркен, довольный удачей, похвалился: вот так я охочусь со своими собаками. Набат вцепился в уже остывшего зверя и стал щипать щетину. Мгновенно между собаками возникла свара. Разогнав собак, зацепили тушу арканом за седло и потащили к дому. Пока разделали тушу и накормили собак, стало совсем темно: быстро время летит на такой охоте.

охота на кабана

За ужином Еркен рассказал, что кабанов было много и стрелял он по двум, но собаки увязались за подсвинком, и мы его добрали. Договорились завтра искать второго.

Чуть свет, не завтракав, прицепили собак на поводки и – на место. Вот и лежки, вот тут стрелял Еркен подсвинка, и тот крутанул в сторону от стада. А вот тут стрелял на лежке второго, и он пошел по тропе вместе с остальными кабанами.

Пройдя метров двести по тропе, я заметил на следу кровь. Посовещавшись, разделились, как и накануне, и Еркен с собаками стал тропить подранка. Вскоре заработала Лапка, и тут же все собаки залились в лае по зрячему. Минут через десять прозвучал выстрел, и сразу опять визг собак и крик Еркена. Потом все смолкло. И только спустя какое-то время заработал Набат – гон удалялся. Я спешил, что было сил. Слышно было, как ругался на русском и на казахском Еркен, скулила собака, ржала лошадь. Подбегаю, запыхавшись, и вижу кровь на снегу и бледное лицо Еркена. Понял: трагедия. Лошадь лежала на боку, и ноги ее мелко тряслись, жилы на шее вспухли и, казалось, вот-вот лопнут. Из распоротого брюха вывалились кишки, задняя нога была страшно порвана от сустава до паха. Еркен судорожно пытался заправить внутренности в дымящееся брюхо, сгребая их вместе со снегом. Рядом лежала и скулила собака – рослая дворняга, смахивающая на овчарку, у нее волочились задние ноги, а передними она перебирала, пытаясь дотянуться до рук Еркена.

Арканом связали ноги лошади, подтянув задние к передним. Пакет с нитками и иглами я с некоторых пор всегда вожу с собой и никогда не вытаскиваю их из ватного зимнего комбинезона. Секач распорол брюшину, не повредив внутренности. Я наложил двадцать шесть швов лошади и восемь собаке, причем собаку я зашил леской толщиной 0,3, которую тоже вожу с собой для этих целей. Сразу скажу, что и лошадь и собака остались живы. Лошадь возит сено и нас на охоту, а собака со двора ни шагу.

Тогда мы дотащили лошадь домой на пологе с помощью верблюда. Так вот, Еркен остался у лошади, а я отправился за подранком.

Через километр хода по тропе собаки остановили зверя. За ночь раны, видимо, затянулись, и крови на следу было совсем мало. Когда я подошел к месту, собаки крутились яростно, кидаясь к кусту высокого тростника и сразу же отскакивая назад.

Приглядевшись, с трудом различил сквозь заросли темный силуэт. Решил стрелять точеной стальной подкалиберной пулей: такая не боится ни камыша, ни веток. Тщательно выцелив, нажимаю на крючок. Собаки после выстрела бросились было в заросли и тут же отскочили назад. Раздирая камыш и раскидывая собак, вывалил на утоптанное место кабан. Пасть открыта, из нее капает кровь вместе с пеной. Кабан, не обращая внимания на собак, пытающихся уцепить его с боков, мгновение постоял и молнией понесся на меня. Расстояние в пять метров он преодолел в одно мгновение. До сих пор помню запах свинарника, исходивший от секача, его злые глазки, кровавый язык. Помню свой страх и одеревеневшие руки. Выстрелить я не успел, зверь свалил меня левой стороной туловища и, как торпеда, подался в цельный материковый камыш. Собаки и кабан промелькнули, как видение, и вот злобный рык и лай раздались метрах в пятидесяти от меня. Непослушными, ободранными о наледь пальцами досылаю пулевой патрон в ствол и иду на голос собак. Выставив ружье на изготовку, подхожу и вижу Набата, рвущего щетину из лопатки зверя. Все. Подхожу и сажусь на тушу. Курить бросил три года назад, а тут закурил бы. Секач был не особенно велик, клыки длиной всего сантиметров пять.

Очень опасна охота в камышах на вепря и потому для настоящего охотника престижна.

Евгений Дворянчиков

***

 охота на кабана
 
Предлагаем Вам охоту на кабана в Тверской области.  Охотничья база Дворянское гнездо расположена в 340 км от МКАД в Тверской области: Краснохолмский район, д. Путилово, д. 62.  До места охоты пройти нужно совсем немного, хотя при желании можно уйти в поля намного дальше. Первозданная природа, кристальный воздух, комфортные условия проживания делают базу великолепным местом для отдыха, рыбалки и охоты в Тверской области. А, как известно, охота в Тверской области знатная!
 

Подробнее об охотничьей базе Дворянское гнездо >>

 Другие статьи на ту же тему:

Adblock
detector