Главная / Статьи / Детям о русских народных промыслах: Тайна хохломского «золота»

Детям о русских народных промыслах: Тайна хохломского «золота»

Детям о русских народных промыслах: Тайна хохломского «золота»

Художественное образование детей начинается уже в повседневном быту, в общении с окружающими их предметами. Чем раньше начнется воспитание и обучение будущего художника, тем плодотворнее будет развиваться склонность к народному творчеству у ребенка. Мы продолжаем публикацию глав из книги Людмилы Васильевны Шевчук «Дети и народное творчество» о том, как дети мастеров хохломской росписи постигали старинное ремесло.

С.    П. Веселов, О. Н. Веселова, О. П. Лушина, А. К. Метелькова, В. А. Удалова, Н. А. Иванов — лучшие хохломские художники, они же наставники, воспитатели подрастающего поколения потомственных художников…

Художественное образование детей, которых они обучают, начинается уже в повседневном быту, в общении с окружающими их предметами.

В большинстве семей, проживающих в Ковернинском районе, ребенок с раннего возраста общается с народным искусством. Кормят его из нарядной красивой деревянной миски, по золотому фону которой разбросаны лесные ягоды — земляника, малина или рябина. Ложку в руки дадут — тоже деревянная и необыкновенная: вся словно золотая и в узорах из трав да ягод. Мать и отец на стол к обеду и к ужину ставят перед собой такую же нарядную посуду.

Соль берут из изящной солонки на длинной ножке. Высоко на кухонном шкафу в таком доме красуются обычно поставки, бочата, а в них — мука да крупы. На стенах вместо картин висят большие круглые панно с изображениями птиц, клюющих ягоды рябины, спелых вишен. Во многих домах Ковернинского района даже гардины разрисованы хохломскими травами. Полы непременно выстланы домоткаными нарядными, как радуга, дорожками. И все это с самого рождения воздействует на глаз ребенка, развивает его фантазию, чувство ритма. Так и живут эти дети в родной художественной среде, воспитываются в ней, она так же естественна для них, как лес и родная речка Узола за окном. Дети, подрастающие в семьях мастеров, кисть и краски в руки нередко берут раньше, чем карандаш и ручку. Эта ярко выраженная склонность к народному творчеству будет тем плодотворнее развиваться, чем раньше начнется воспитание и обучение будущего художника. Как только дети приходят в первый класс Семинской средней школы, их интерес к народному творчеству будет целенаправленно развиваться.

хохломская роспись

Учащиеся Семинской средней школы каждый год совершают 4 экскурсии в цехи фабрики — механический, столярный, токарный, художественный; бывают в мастерской ложкаря. На уроках рисования они получают задание — нарисовать, что видели в том  или ином цехе, изобразить предметы, украшенные хохломской росписью. Учатся рисовать на бумаге хохломские орнаменты.

Учитель рисования или классный руководитель наряду с экскурсиями проводит беседы о хохломской росписи со следующей тематикой: «У истоков Хохломы», «Искусство огненной росписи», «Жизнь и быт мастеров Хохломы до революции», «Начало нового пути (Развитие искусства Хохломы после революции. Создание артелей и фабрик)», «Хохлома сегодня».

Ребята встречаются с лучшими людьми фабрики — художниками Н. Г. Тимачевой, А. К. Метельковой, А. Т. Куликовой, токарями Ю. В. Сухаревым, Я. К. Староверовым, столярами Н. Н. Дубковым, Г. Ф. Щербаковым. Они рассказывают ребятам о своем пути в народное искусство, о работе. Учащиеся знакомятся с заслуженной художницей О. П. Лушиной. Из ее бесед узнают о современном развитии искусства Хохломы.

хохломская роспись

С.    П. Веселов, встречаясь с ребятами, вспоминает о том, в каких условиях жили и работали мастера пламенной Хохломы в дореволюционные годы.

Как рассказывает С. П. Веселов, в начале века в деревне Мокушино жил зажиточный хозяин Лаврентий Белов. Он держал свою мастерскую на десять работников. Размещалась она в центре Мокушина в большой рубленой избе. В просторных сенях был склад «белья», красок, кистей. В избе стояли три огромные печи, а под самым потолком — полати для сушки посуды. Лаврентий Яковлевич требовал, чтобы его работники писали больше «травку». Лучше всех писал «травку» его сын Осип, который трудился наравне с наемными работниками отца. Рабочий день в мастерской Беловых длился весь световой день — с 4—5 утра до 8—10 вечера. Осип Белов, не вынеся таких тяжелых условий труда, заболел туберкулезом и умер в молодом возрасте.

В мастерской постоянно топились печи, а в них из льняного масла, в которое добавляли золу и сурик, варили олифу да закаляли расписанные изделия. В работной избе было жарко и душно, в ней стоял чад.

Каждого, кто впервые берет в руки изделия с хохломской росписью, они поражают сверканием «золота». И мало кто знает, что при их создании народные мастера не употребляют ни грамма драгоценного металла. В старину этот секрет творения «золота» был тайной и передавался по наследству от отца к сыну, от деда к внуку.

Мастера сначала «белье» грунтовали «вапом» — грунтом из красной глины. Затем «белье» просушивали, обмазывали сырым льняным маслом и снова сушили. Покрывали олифой, опять сушили и так повторяли три-четыре раза. После этого «белье» лудили — натирали оловянным порошком. Этот порошок, или, как его называли, полуда, мастера тоже приготовляли сами — на сильном огне плавили куски олова, расплавленную массу сливали в деревянную посуду. А когда металл застывал мелкими крупинками, его, словно тесто, замешивали на воде с мышьяком и растирали крупинки до образования кашицеобразной массы, которая, высыхая, превращалась в тонкий порошок.

После лужения, когда посуда становилась похожей на серебряную, ее расписывали цветами, травами, птицами, рыбами. Расписанное изделие покрывали лаком и отправляли на «закалку» в жарко протопленную печь, из которой предварительно убирали угли и золу. Под воздействием печного жара на лаковую пленку изделие из дерева и превращается в «золотое». Эта операция повторяется пять-шесть раз. Вот так совершается в Хохломе таинство творения «золота», оно издревле было связано с печью, огнем и теплом. Поэтому Хохлому называют «рожденной в огне», «пламенной».

Прошедшая такую «закалку» деревянная посуда не боится ни горячей, ни холодной воды. Из нее можно есть и пить.

В каждой мастерской в старину был специальный человек — «уходчик за печами». От его опыта и умения зависело качество «золотой» окраски. Стоило только чуть передержать, перекалить в печи, изделия вместо золотых получались похожими на ржавые, а чуть не додержать — «золото» будет бледное, зеленоватое. Печь плотно закрывалась запором-вертушкой, и изделия там просушивались в течение 4—5 часов при температуре 150—180 гра- дусрв. На готовом изделии лаковая пленка получалась твердая и устойчивая.

Сегодня мастера олифу и лаки не варят, они получают их в готовом виде от промышленности. На смену олову пришел легкий и дешевый порошок — алюминий.

В остальном же процесс обработки «белья» под роспись остался прежним. Только на смену обычным печам пришли электрические. И работают мастера не в душных смрадных избах, а в просторных светлых цехах.

Вот так постепенно, рассказ за рассказом, урок за уроком детей вводят в мир народного искусства, волшебной силой которого простые предметы из дерева — ложки, ополовники, миски, поставки — превращаются в подлинную драгоценность.

Простой кистью травку, широкие и длинные листья которой очень сочны, не напишешь. Кисти у хохломских художников особые — с длинным упругим волосом, они сделаны самими же художниками из беличьих хвостов. Кисть они тоже держат по-особому: почти не сжимая ее в руке, художник свободно вращает кисть, совершая плавные движения всеми пальцами руки. Кисть скользит по поверхности изделия, едва касаясь ее. Ковернинские художники «осочку» любят сочную, широкую у основания, а вот кончики листьев пишут тонко, и впечатление такое, будто они кудрявятся, гнутся на ветру. На рисунках вы видите «травную» роспись, кустики, отдельные ее детали, различные бордюры для оформления бортиков изделий с хохломской росписью, а также несколько орнаментов «пряник», у одного из них в центре размещен «рыжик».

Вот ваза, на которую С. П. Веселов нанес «травный» орнамент прямо по неокрашенной текстуре дерева. Из золотистых трав и травинок состоит оперение птицы, присевшей отдохнуть на ветке из золотистых листьев и цветов, оживленных черными и красными разживками. Эта длинная изящная ветвь скользит, плавно извиваясь по всей поверхности вазы. На ней распускаются цветы и листья, рожденные фантазией художника.

Из трав и травинок создает своих птиц и пав и Николай Иванов.

В комопзициях этих художников все подчинено строгому чувству ритма, которому они научились у природы, где все ритмично: чередование времен года, периодичность восхода и захода солнца, ритмичен и строй полос на шкуре зверей, коже ящериц, чешуе рыб. А звуки? Вспомним дробный стук дятла, кукование кукушки, журчание ручья…

«Внимательней наблюдайте природу, — призывает С. П. Веселов своих учеников, — учитесь у нее чувству ритма! В ягодке земляники, в гроздьях рябины, в полете птицы, если к ним внимательно присмотреться, вы заметите беспредельное совершенство формы и конструкции. Нужно быть только очень внимательным, уметь видеть и наблюдать и отбирать из увиденного именно то, что нужно тебе для создания своих оригинальных образов цветов, птиц и трав. Искусство — это умение выбирать».

Этим умением выбирать, видеть мир по-своему, в совершенстве владеют многие хохломские художники и их юные наследники, их дети и внуки.

хохломская роспись

Непросто овладеть, например, росписью «под листок». Сначала кистью художник рисует на поверхности изделия черный стебель да Изогнутые тонкие черные усики. С других сторон стебля наносятся «тычком» — тампончиком с красной краской кружочки ягод (три — пять), на усики «тычком» насаживаются маленькие черные ягодки. Затем сверху и снизу ягодок «наляпывают» листочки.

При освоении росписи «под листок» художник-наставник учит ребят вначале рисовать веточки и листочки: они могут быть зелеными и желтыми, желтыми и коричневыми, коричневыми и зелеными и даже черными, а некоторые мастера любят оставлять в их середине просветы золотистого фона. Форму листочки имеют тоже самую разную: среди них встречаются большие листья и совсем миниатюрные, один художник изображает их с тонкими заостренными концами, другой — рисует их покруглее.

На занятиях ученикам показывают, как надо «наляпывать» ягодки—-малину, крыжовник, смородину, вишню. Этим искусством виртуозно владеет художник фабрики А. К. Метелькова, которая и ведет уроки хохломской росписи в старших классах.

Всю свою жизнь Анна Константиновна посвятила хохломской росписи. Ей подвластны все виды хохломского письма — и «травка», и «Кудрина», и «фон».

И все же у Метельковой, как и у большинства мастеров Хохломы, есть своя песня — это лирический, поэтичный рассказ о красоте тонкой рябинки.

«С детства люблю это дерево наших ковернинских лесов за его красоту, нежность и за ту пользу, которую оно прино-сит людям»,— говорит Анна Константиновна.

Простую русскую рябину художница всякий раз воспевает по-новому. Фон для нее она преимущественно выбирает черный, глубокий — на нем особенно ярко пламенеют сочные алые гроздья и горят осенним золотом тонкие, изящные, словно просвечивающиеся на солнце, золотые листья.

На одних изделиях, расписанных Метельковой, изображены, будто соком налитые, тяжелые осенние ягоды. А на других они словно только начинают впитывать в себя живительную силу солнечных лучей.

Другой любимый ею вид росписи — «травка». Анна Константиновна отдает предпочтение композициям, составленным из красных упругих травинок на золотом фоне. Эти ее композиции создают мажорное, праздничное настроение.

Все свое умение, всю свою любовь к искусству эта худенькая белокурая женщина охотно передает детям. Под ее руководством ковернинские ребятишки сначала на бумаге и на стекле, а позднее на фабричном полуфабрикате обучаются росписи ложек, затем переходят к росписи более сложных изделий — чашек, поставков, вазочек…

Ковернинские мастера и сегодня любят при росписи ложек прибегать к старинной простой раскраске — «крапке». Для этого они берут круглую пластинку из фетра с вырезами угловых ячеек, надевают ее на пальцеобразную куколку и, смочив в черной краске, прикладывают к полуде внутри и снаружи хлебка ложки, где и остается черная «крапка». Затем «тычком» в центре каждой «крапки» ставят красное пятно да еще три таких же ярких пятна располагают в центре хлебка ложки. Кромки хлебка ложки обводят нешироким красным пояском. Вот и вся премудрость, а ложка получается веселая и нарядная. Хорошо ложится на ложки и орнамент «под листок». Ложки, которые вы видите на снимке, все расписаны этим орнаментом, за исключением первой (орнамент «крапка»). В конце учебного года каждый шестиклассник на родительском собрании преподносит отцу и матери подарок, сделанный своими руками, — ложки с хохломской росписью. Учащиеся седьмых классов в течение 64 часов (еженедельно — 2 часа) овладевают верховым письмом, украшая «травкой» или орнаментом «под листок» солонки, чашки, поставки, бочата, вазы.

хохломская роспись

Некоторые ученические работы так «хороши, что по своему исполнению близки к работам опытных мастеров. Примером тому могут служить работы Тани Челышевой. Простая и нехитрая по замыслу роспись, которой она украсила небольшие вазочки, покоряет своей бесхитростностью и незамысловатостью).

Учащихся обучают приемам «круглого» письма — «Кудрины». Ее мотивы составляются из различных по размеру округлых завитков, похожих на кудри. Обучение этому виду письма начинают с ритмичного расположения на поверхности изделия контурного рисунка из завитков. Орнамент словно «кудрявится». От основания корня во все стороны идут ответвления изогнутых завитков, образующих какой-то сказочный цветок. Вокруг основного «золотого» цветка наносится фон красного, зеленого или коричневого цвета. Затем в силуэты лепестков и листьев вкрапливаются яркие цветовые пятна, объединяющие орнамент и фон. Затем школьники учатся писать «Кудрину» на овальных и плоскостных формах.

Учащиеся Семинской средней школы осваивают роспись «под фон», которая в старину встречалась лишь на подарочных изделиях. Эта роспись очень трудоемкая. Для нее характерен силуэтный рисунок, окруженный цветным фоном — черным, красным, коричневым или зеленым.

Воспитанники Семинской средней школы в течение целого учебного года проходят производственную практику на фабрике «Хохломской художник», дети трудятся в красильном цехе рядом со своими родными и близкими и создают продукцию, которая затем со склада фабрики отправляется в разные концы света. За работой учащихся пристально следит Ольга Павловна Лушина, о которой говорят, что у нее особое чутье открывать молодые таланты. По окончании практики она обычно отбирает из группы нескольких девушек и долго беседует с ними, рассказывая им о Хохломе, а потом на стол директора фабрики ложатся заявления с просьбой о приеме на работу. Ежегодно приходят работать на фабрику выпускницы Семинской средней школы. Как считает О. П. Лушина, воспитанницы этой школы быстро овладевают мастерством, легко вливаются в коллектив художников.

Сегодня в Ковернинском районе на фабрике «Хохломской художник» собрано большое число талантливых мастеров, и именно поэтому так крепки там й жизнеспособны традиции Хохломы. Ведь традиционное народное искусство не может развиваться как искусство талантливых одиночек. А здесь на фабрике объединено значительное число потомственных мастеров.

Сильны традиции в Ковернинском районе еще и потому, что села Семино, Новопокровское, Мокушино и другие, в которых живут мастера Хохломы, находятся далеко от областного центра, поэтому местным мастерам удалось избежать влияния городской моды на народное искусство — одно поколение умельцев сменяло другое, и каждое делало то, чему научилось от дедов и отцов.

Жизнеспособность искусства народных промыслов во все века была обусловлена его коллективностью, преемственностью в развитии. В своих семьях народные умельцы воспитывали себе помощников, воспитывали у детей уважение к профессии родителей. Но далеко не каждый ребенок проявлял склонности к настоящему творчеству. Если же родители видели, что ребенок имеет способности, то его отдавали в учение к лучшему мастеру. Ведущие художники на промыслах тоже заботились о воспитании преемников и охотно брали в обучение наиболее способных ребятишек.

В Хохломском промысле была известна династия мастеров Красильниковых, работавших во второй половине XIX и в первой трети XX столетия. Михаил Иванович Красильников получил награды за свои работы, представленные на выставках в 1882 г. в Петербурге и в 1896 г. в Нижнем Новгороде. В начале XX в. Михаил Иванович приобщил к делу своих сыновей — Ивана и Василия. По просьбе своего брата Федора Ивановича он взял в обучение его сына Федора, четвертым учеником мастера стал Семен Юзиков из села Хохломы, принятый в учение по просьбе его отца.

У следующего поколения Красильниковых — Федора Федоровича и Степана Федоровича — учились А. И. Тюкалов и И. Д. Смирнов, которые впоследствии стали инструкторами Семеновской художественной профтехшколы…

Одно поколение мастеров сменяет другое, меняется видение людей, понимание ими красоты предметов народного искусства, ярче, веселее горят краски Хохломы, изощреннее, наряднее становится узор, но бережно сохраняются традиции искусства, правила технологической обработки материала.

В наши дни, когда условия работы и жизни в сельской местности стали совершенно непохожи на прежние, когда в дома народных мастеров пришли газеты и журналы, радио и телевидение, важно уберечь и сохранить живую традицию хохломского творчества. Как это сделать? Мне думается, что мастера фабрики «Хохломской художник» нашли ответ — через приобщение детей к народному творчеству с ранних лет: сначала оно происходит в семье, затем в школе на уроках трудового обучения и во время производственной практики на фабрике.

Те юноши и девушки, которые решат посвятить свою жизнь народному творчеству, будут совершенствовать свое мастерство в коллективе, где традиции Хохломы крепки и жизнеспособны.

Вот так непрерывно вьется неувядающая ветвь золотой Хохломы, ни на минуту не прекращается развитие народного искусства.

Л. В. Шевчук, «Дети и народное творчество»

Начало –Детям о русских народных промыслах: История хохломской росписи

Другие статьи на тему Народное творчество:

Adblock
detector