Главная / Статьи / Гусиная охота

Гусиная охота

Охота на гуся требует выдержки, железных нервов, умения обращаться с манком, тщательной подготовки и хорошей маскировки. Но есть и те, кто просто палит в гусей, не тратя время на такую подготовку. Об отличиях правильного охотника от горе-охотника, о хорошей и добычливой гусиной охоте расказывает "гусиный киллер" А. Посудин.

Организовав первое в современной России частное оружейное предприятие, я теперь загружен работой так, что, начиная с конца февраля прошлого года, увы, ежедневно нахожусь на ногах по 14 – 15 часов и без выходных. А посему приглашение от друзей поехать на выходные в Ярославскую область (открытие охоты на гуся) я воспринял просто как подарок судьбы, тем более что это был мой последний шанс «закоптить стволы» этой весной. Сказано – сделано.

Всю дорогу – 450 км от белокаменной – мы с другом строили планы на предстоящую охоту. В последние годы нам с Олегом на гуся не очень-то везло. Виной тому тот бардак, который царит весною в охотугодьях. Это поразительно, но и в Московской, и в Тверской, и в Рязанской, и в Ивановской, и во Владимирской областях, везде, где нам удалось за последние время побывать на гусиных перелетах, творится одно и то же. По любой гусиной стае (причем неважно, на какой высоте она летит) выпаливается все, что находится в патронниках и магазинах ружей. Заряжать патроны чем-то мельче трех-четырех «нулей» уже считается чуть ли не дурным тоном. Выработалась даже своеобразная «новая методика» стрельбы по гусям, просто-таки поражающая своей… примитивностью. Другого более верного слова к тому, что происходит, я подобрать не могу. Стоит, к примеру, пара «автоматчиков», вооруженных пятизарядными агрегатами под магнумовский патрон, и при приближении заветного клина дружно направляют стволы вверх, лихорадочно нажимая, пять раз на спусковые крючки. Причем целятся не в конкретную птицу, а в стаю. Арифметика такая: 52 гр. * 2 ружья * 5 штук = 520 гр. (!!!). Да-да, именно так. Более полукилограмма дроби этого залпа летят в стаю. Да, иногда, глядишь, какой-то гусь вдруг вывалится из стаи и упадет на грешную землю. Сколько криков и восторженных визгов раздается по этим редким поводам: «У меня не «Бенелли», а зенитка!». Или: «Моя «Беретта» его на полтораста метров хватанула. Тот гусь полминуты падал». Но это, вообще-то, достаточно редкое исключение из общего правила, согласно которому гуси как летели себе на север, так и летят, сколько бы по ним… чудаки не палили.

Не секрет, что подавляющее большинство таких горе-охотников исходит потом желчью при подведении неутешительных для себя итогов «охоты». Видите ли, оказывается, что и охоту открывают не вовремя, и патроны ныне выпускают плохие, и ружья теперь стали делать неважные (вот раньше были ружья!!!), и гуся «таперича» стало мало, не то что «давеча».

И так далее…

А каково другим, ПРАВИЛЬНЫМ охотникам?

Эти и окопчик выроют, и замаскируются, и чучела-профиля расставят, и в манки дуют виртуозно. Это же сколько нервов и выдержки надо иметь, чтоб всякий раз наблюдать, как переставшая махать крыльями гусиная стая переходит на планирование, завидев своих фанерных братьев, а затем… очумело набирает высоту после беспорядочных выстрелов тех, о которых написано выше. И сколько квадратных метров зубной эмали стирается в те моменты на зубах всех тех, кто вынужден ими скрежетать, наблюдая это гадство.

Бывает и так, что просидят они (невидимые сверху) БЕЗ ЕДИНОГО ВЫСТРЕЛА всю охоту. Или врежут разок-другой по летящей «на кислороде» стае и сразу же устыдятся своего поступка, сделанного то ли от отчаяния, то ли от кажущейся безысходности. Но потом, после охоты, хлебнув из заветной фляжки, отойдут сердцем, успокоятся, да начнут ухохатываться над теми, другими горе-охотниками. И, конечно же, будут надеяться, что вот, может быть, хоть в следующем году в угодьях такой шоблы не будет, и тогда уж точно повезет!!!

охота на гуся

Вот и мы с Олегом, каких только вариантов не перебрали, отмеряя километр за километром по Ярославскому шоссе.

На месте наша охотничья команда разбилась, что называется, по интересам. Кто-то остался за столом, кто-то пошел познакомиться поближе с местными дамами. Ну а мы с другом сели в егерский УАЗик и поехали по полям на разведку. Гусь действительно был. Сотенные стаи срывались с очередного поля и улетали в сторону Рыбинского водохранилища. Потом егерь уехал, оставив нас двоих посреди самого большого загаженного поля с двумя гусями лопатами. И мы до самой темноты копали для себя окопик-скрадок с земляным сидением посредине, уносили в стороны выбранную землю, присыпали ее стерней. Потом маскировали окоп. Маскировка, надо сказать, получилась очень удачной. В ожидании егеря я сделал даже ниши в стенках окопа, куда по моему разумению можно было положить коробки с патронами. Кстати, придумка эта потом себя оправдала, поскольку для того, чтобы взять очередной патрон, достаточно было просто протянуть вперед руку, не проделывая всякий раз пантомиму рысканья по гнездам патронташа и карманам.

Утром выставили профили и забрались в окоп. Первой неприятной неожиданностью для нас было то, что он оказался на полметра затоплен водой. Пришлось отгибать голенища и… в воду. Благо, предусмотрительно мы оба нацепили утром на ноги носки из собачьей шерсти. А на соломку положили чехол от моего ружья, в котором была полиуретановая вставка. Сверху его тщательно присыпали стерней. Последняя украшала наши шапки, была воткнута под погоны на куртках, даже торчала из карманов. А потом начало светать, послышалось «га-га», полетели гуси, и началась ОХОТА.

Я не буду ее описывать, поскольку там было все, что бывает на хорошей охоте: и волненье при первых выстрелах, и совершенно необъяснимые промахи, и суета, когда патроны из открытой пачки, задетой локтем, вдруг плюхаются в жижу под ногами… Потом их приходится нашаривать на ощупь на полуметровой глубине средь пустых утонувших гильз, матерясь при этом, поскольку именно в этот момент раздается «ГА-ГА!» и полусотенная стая, сложив крылья, серпом начинает планировать к фанерной стае. И необыкновенной красоты дуплеты, когда после выстрелов одновременно ударяются оземь несколько великолепных экземпляров, из-за чего на поверхности воды в окопе даже пробегает рябь.

Это была ДОБРАЯ ОХОТА, как любил говорить Маугли. Потом мы просто перестали стрелять и превратились в наблюдателей. Один гусь, сев к профилям, довольно долго рассматривал фанерного собрата, а потом стал… долбить его клювом. Наш хохот, от которого удержаться было совершенно невозможно, вспугнул его, и он улетел, высказывая своим частым «га-га» явное недовольство тем, что его разыграли.

Наши коллеги, увы, выглядели весьма бледно. Кто-то из них схоронился в кустах у поля. Кто-то прислонился к стволу одинокой березы. Кто-то, облаченный в снайперский костюм «Леший», тихо и спокойно просидел на раскладном стульчике все утро посреди поля. Но ярославские гуси либо не были дураками, либо обладали отличным зрением, поскольку облетали их всех стороной.

Вечером и утром следующего дня нам поохотиться, конечно, не дали. Увидав нашу утреннюю добычу, охотников на это поле сбежалось (съехалось) немало. А потом все было так, как я уже описывал вначале. Кончилось тем, что егерь, увидев в бинокль все это безобразие, снял «непутевых» охотников с номеров и отправил восвояси. А нам с другом дал еще один час. И мы взяли четырех белолобиков.

А мои веселые и находчивые друзья после этой охоты быстренько наградили меня очередным прозвищем. На этот раз я был произведен в «гусиные киллеры».

А. Посудин, "5 охот"

Другие статьи на ту же тему:

Adblock
detector