Главная / Статьи / Правильный егерь из Белого Колодезя

Правильный егерь из Белого Колодезя

Правильный егерь из Белого Колодезя

Как стать егерем, в чем заключается работа егеря, много ли у егеря бумажной работы? Зачем охотнику егерь? Как охотники помогают егерю и что делать, если охотники помогать не хотят? Что думает обыкновенный егерь об охотниках на машинах, о браконьерах, взятках и о репутации егеря? На эти вопросы отвечает егерь из Харьковской области Сергей Логвинов.

Харьковская область. Поселок городского типа Белый Колодезь. На краю поселка частный дом – простой, постройки 60-х годов прошлого века, деревянный, обложенный кирпичом. В нем вместе с родителями живет егерь Сергей Логвинов – исключительно приятный и интересный собеседник…

– Сколько себя помню, всегда интересовался природой, – рассказывает Сергей. – Делал из травы искусственные гнезда для птиц, выискивал норы лис и байбаков… Сначала ходили-бродили с приятелями. А потом я стал все больше сам. И до сих пор предпочитаю ходить один.

– На охоту?

– Можно сказать, что я всегда в состоянии охоты. Но если сегодня встречу зайца, не буду в него стрелять. Потому что тогда буду нарушителем. Добывать зайца можно только в субботу и воскресенье. Но меня по-прежнему больше интересуют повадки зверей, чем их добыча. Мне нравится слиться с природой, почувствовать себя хищником, перехитрить зверя…

– И убить?

– Главное – увидеть. А потом, если промазал… Я себя не корю. Важно понять причину: что было не так? Заряд, порох, дробь?.. Вот, кстати, я сейчас выходил гулять с собаками – у меня три охотничьих собаки – и испытывал разные пропорции зарядов.

– Где же можно стрелять рядом с поселком?

– За моим огородом пруд. За ним уже поле. Там есть небольшой карьерчик – место безопасное.

– Как вы профессию свою выбирали?

– На выпускных экзаменах я выбрал биологию, поскольку ею интересовался. Потом подыскал для себя техникум – сейчас он называется Чугуево-Бабчанский лесной колледж. Окончил его по специальности охотовед. Это младший специалист – на ступень выше, чем егерь. Но я сразу стал работать егерем – как раз когда я вернулся из техникума, это место было свободным. Так восемь лет уже и работаю. Весной я мог бы стать начальником нашей организации по всему району. Не получилось. Но я не жалею. Там много бумажной работы – это не мое.

– А у егеря бумажная работа есть?

– Да, веду дневник. Туда заносится погода, количество нор, мои маршруты, нарушители… Но основная бумажная работа во время таксации животных – подсчета численности. Различные виды считаются в феврале, мае и июле. В эти периоды, бывает, не одну неделю просидишь за подсчетами. Тут нужно дружить с калькулятором, знать формулы. Ведь зверь прогоняется на 30 процентах территории, а потом методом экстраполяции вычисляется на всей. Тут еще дело вот в чем. Из десяти егерей нашего района я один с образованием по специальности. Поэтому мне часто приходится работать за других.

– Начальство заставляет?

– Нет, просто если «неуд» за работу получит весь район, то это будет и мой «неуд» тоже.

– А как сам прогон проводите?

– Намечаем на картах поля, которые будем гнать. И направления. В день учета нужно собрать двадцать охотников. Половина людей будет гнать, половина считать, располагаясь в линию.

– Так зверь убежит на другое поле, и вы его потом снова посчитаете?

– Чтобы минимизировать такие случаи, мы смежные поля не гоняем.

– Охотники с удовольствием подписываются на это дело?

– Конечно, нет. Но есть специальные разрешения на дополнительные дни охот, которые выдаются егерям. И мы сами решаем, кому их давать, кому нет. Не хочешь участвовать в прогоне? Пожалуйста! Только в феврале не пойдешь на лису. Но даже так людей непросто набрать. Народ злой: чтобы ноябрь–декабрь поохотиться, нужно в сумме заплатить… если в рублях, три тысячи.

– Но вы, наверное, для охотников как кость в горле?

– Так и есть. Все плачут: вот мы деньги платим, а дичи нет… Но я стараюсь со всеми хорошие отношения поддерживать. А изначально репутацию егеря пришлось поднимать. Потому что человек, который был до меня, работал недобросовестно. Поэтому ему и на таксацию народ было не собрать. Часто бывало так. Местный охотник вышел, идет пешком. Тут его обгоняет банда охотников на машинах. Во главе с егерем. Местному ничего не остается, как разворачиваться и идти домой. Я на машинах ни с кем на охоту не езжу, только пешком.

охота

– Как вы себя ведете, когда встречаете браконьеров?

– Не лезу на рожон – они редко выходят по одному. Но и не показываю, что испугался. Хотя угрожали не раз. Если я обнаружил браконьеров, но сам остался незамеченным, могу вызвать по телефону подкрепление. В других случаях могу только записать номера документов. Для составления административного протокола нужны два свидетеля. Откуда их возьмешь?

– Не знаю, как на эту тему говорить… Взятки предлагают?..

– Бывает… Не беру. В нашем комитете меня называют «правильный егерь». Я мыслю так. Вот ты раз дашь слабинку – возьмешь. А вскоре все в округе узнают о том, что я беру. И все будут ходить на охоту без документов и платить взятки. Да, это был бы для меня источник доходов. Но я не хочу марать свою репутацию.

– Чем еще егерь занимается?

– Например, подкормкой. Допустим, живет на моем обходе десять косуль. Для их подкормки летом нужно заготовить 100 килограммов сена. В данный момент, кроме двух дней в неделю, понедельника и вторника – выходных егеря, у нас охота на лис. Ну а обход угодий – ежедневная работа вне зависимости от времени года. Зимой много не пройдешь – километров десять, и все. Иногда подъезжаю на общественном транспорте, и потом уже иду пешком. Летом я передвигаюсь больше. И пешком, и на мотоцикле «Минск».

– Мотоцикл выдают?

– Нет, свой.

– Какая у вас территория, если на квадратные километры перевести?

– Примерно десять квадратных километров.

– А с начальством как связываетесь?

– По телефону. Где-то раз в неделю егеря района собираются в офисе в районном центре Волчанка.

– Какая у вас зарплата?

– В рублях… от трех до пяти тысяч.

– А сколько в поселке хлеб стоит?

– Десять рублей буханка хлеба. Но, конечно, на такую зарплату и у нас не проживешь. Поэтому у меня есть дополнительные доходы: занимаюсь пчеловодством, таксидермией. Чучело косули по грудь – моя месячная зарплата. А я могу за месяц сделать два чучела.

– А вот то, что вы сопровождаете охотников?..

– Организация охоты входит в мои обязанности. Конечно, если приехало несколько компаний, я не могу разорваться: либо их соединяю, либо сопровождаю какую-то одну группу.

– Чаевыми благодарят за сопровождение?

– Бывает, но нечасто.

– Расскажите о пчеловодстве.

– Я занялся им опять же из-за интереса к природе. Перечел много литературы, консультировался у местных пчеловодов. И вот освоил. Бывали, конечно, ошибки из-за неопытности. Прозевал час, когда рой вышел из семьи – потерял 50 килограммов меда. Но сейчас порядка 3–4 сорокалитровых бидонов меда за лето я собираю. Большую часть продаю постоянным клиентам.

– Какой же у вас летом рабочий день?

– Где-то с 7 утра до 11 вечера. У нас же еще свое хозяйство.

Василий Тахистов

***

охота на зайца

Приглашаем на зимнюю охоту на зайца в Тверскую область. Охотничья база Дворянское гнездо расположена в 340 км от МКАД в Тверской области: Краснохолмский район, д. Путилово, д. 62.  До места охоты пройти нужно совсем немного, хотя при желании можно уйти в поля намного дальше. Первозданная природа, кристальный воздух, комфортные условия проживания делают базу великолепным местом для отдыха, рыбалки и охоты в Тверской области. 

Подробнее об охотничьей базе Дворянское гнездо >>

8 (495) 626-22-06
8 (495) 626-21-06

 Другие статьи на эту тему:

Adblock
detector