Главная / Статьи / Лошади на картинах музея коневодства: Достойные могущественных царей

Лошади на картинах музея коневодства: Достойные могущественных царей

Лошади на картинах музея коневодства: Достойные могущественных царей

Музей коневодства Московской сельскохозяйственной академии – крупнейшее собрание произведений искусства иппического жанра в России. Большая часть картин – экстерьерные портреты известных лошадей определенных пород. Большинство лошадей относится к орловской рысистой породе, остальные представляют: английскую скаковую, арабскую, орловскую верховую и орловско-ростопчинскую, ахалтекинскую, стрелецкую и другие породы лошадей.

Войдя с городской улицы в музей коневодства, попадаешь в иной, несуетный мир, где время измеряется скоростью лошадиного галопа, где со всех стен настороженно глядят гнедые, серые, вороные знаменитости прошлого.

Сегодня музей коневодства Московской сельскохозяйственной академии – крупнейшее собрание произведений искусства иппического жанра в России. Здесь представлены полотна, созданные как знаменитыми, так и неизвестными российскими художниками в период с конца XVIII века по настоящее время. Официально музей открыт 23 января 1929 года, его основой стала частная коллекция коннозаводчика Я.И. Бутовича.

Большая часть картин, что особенно ценно для истории коннозаводства, – экстерьерные портреты известных лошадей определенных пород. Подавляющее большинство изображенных лошадей относится к орловской рысистой породе, остальные в уменьшающейся последовательности представляют: английскую скаковую, арабскую, орловскую верховую и орловско-ростопчинскую, ахалтекинскую, стрелецкую и другие породы. Всего в музее насчитывается девять живописных работ (это менее 1%), на которых изображены лошади ахалтекинской породы. Этих лошадей можно рассматривать как лучших представителей породы своего времени. Столь малое количество изображений ахалтекинцев вовсе не указывает на пренебрежительное к ним отношение, а свидетельствует о малой численности этой породы, чудом сохранившейся в чистоте в Туркмении, а также о чрезвычайной трудности доставки этих лошадей в Россию в XIX – начале XX века.

Лошади на картинах, музей коневодства

Художник Н.Е.Сверчков. Серый жеребец Аад. 1870 г.

Экспозиция музея открывается стендом древних восточных пород, в центре которого расположены портреты ахалтекинских лошадей. Самое раннее изображение относится к 1870 году – это серый жеребец Аад, написанный художником Николаем Георгиевичем Сверчковым (1817–1898) и, насколько нам известно, единственный портрет ахалтекинца его кисти. Скудная информация об этом жеребце почерпнута из журнала «Коннозаводство» (1870 г., №10, стр. 108): «Жеребец туркменской породы племени теке принадлежит М.С. Мазурину, росту около 2 арш. 4 верш. (160 см), представлен на II Всероссийской выставке (1869 г.), но не конкурировал на премии … он выставлялся в специально построенной восточной беседке». И, как говорится в том же журнале, вся Москва съезжалась смотреть на этого жеребца. Хотя художник видел Аада в Москве, на своем полотне он изобразил его на фоне характерного туркменского пейзажа: безжизненной пустыни под синим знойным небом, по которой в клубящейся пыли уходит вдаль караван верблюдов. За стоящим в строгой экстерьерной стойке невзнузданным жеребцом – юрта кочевника, перед которой на текинском ковре сидит человек (туркмен). Вероятно, он совершает послеполуденный намаз, повернувшись лицом на восток. Но между небом и человеком стоит конь, выступая своего рода проводником его молитвы. Русский художник понял и передал художественными средствами самую заветную страсть туркмена – страсть к своему коню, которого он чтит, как Бога. Или выше Бога? Это очень важно для понимания роли коня в жизненном укладе туркмен – кочевников и воинов.

Что представляет собой Аад? Это крупный (даже по современным меркам), костистый, с очень глубокой грудной клеткой ярко выраженного скакового сложения жеребец. Он может быть отнесен к среднему внутрипородному типу. Именно такие формы характерны для английской скаковой породы, что лишний раз подчеркивает определяющее воздействие ахалтекинской лошади при выведении самой резвой породы мира.

Особое внимание привлекает портрет золотисто-светло-рыжего жеребца Сардара кисти Александра Богдановича Виллевальде (1857-?).

Лошади на картинах, музей коневодства

Художник А.Б.Виллевальде. Светло-золотисто-рыжий жеребец Сардар.1882.

В короткой, но емкой характеристике, данной этому жеребцу неизвестным автором в журнале «Русский спорт» (1882 г., №18, стр. 294), заключена, на наш взгляд, вся особенность породы, ее основного внутрипородного типа, к которому можно отнести Сардара: «Текинский Сардар князя Б.А. Куракина поражал замечательно противоречащими общепринятому взгляду формами коня и отличался большой выносливостью». Сардар, хотя правильно его следует называть Сердар, что переводится с туркменского языка как «вождь», «полководец», участвовал в V Всероссийской конской выставке 1882 г. в Москве, где был «удостоен похвальным листом». Он родился в 1874 году в Закаспийском крае и, как написано на бронзовой табличке к картине, «выведен в 1881 г. из Ахал-Теке И.П. Балашевым». А.Б. Виллевальде в том же 1882 году также «писал с натуры» кобылу Текму с жеребенком, о которых нам ничего не известно.

Лошади на картинах, музей коневодства

Художник А.Б.Виллевальде. Вороная кобыла Текма с жеребенком. 1882 г.

О том, что эти портреты парные, свидетельствуют одинаковые размеры, оформление и даты исполнения, следовательно, они написаны по заказу одного лица, а значит, и изображенные лошади принадлежали этому лицу. Но кому? Князю Куракину? В рукописи Я.И. Бутовича мы встречаем новую версию. Яков Иванович пишет: «Оба портрета принадлежали М.Н. Романову, вследствие чего я предполагаю, что эти лошади были куплены Балашевым для этого лица, либо ему подарены. Иначе трудно объяснить нахождение этих портретов у М.Н. Романова, который конских портретов не собирал, но мог иметь портреты принадлежащих ему лошадей. Учитывая, что Балашев был богатейшим человеком и, видимо, предназначал этих лошадей лицу царствовавшего дома, следует думать, что это лучшие текинские лошади, каких только можно купить в Азии».

Следующие изображения ахалтекинцев относятся уже ко второй половине XX века. Георгием Николаевичем Степановым (1894–1959) написаны портреты двух чемпионов ВСХВ: 1954 года золотисто-буланого Меллека (Мелеке) и 1956 года – серого Овлак Сакара. Художник убедительно передал яркий золотистый блеск буланой масти Меллека, тот самый блеск, о котором еще персидский поэт Фирдоуси писал: «По блеску – вода, по цвету – огонь», блеск, свойственный только представителям древнейшей породы. Меллек родился в 1947 году в Джамбулском конном заводе (Казахстан) от родоначальника линии Скака и Ер Куль, внучки родоначальника линии Посмана. Под матерью Меллек пришел в туркменский колхоз имени А.А. Андреева, в трехлетнем возрасте успешно прошел скаковые испытания, в семь лет стал чемпионом породы на ВСХВ, а на следующий год пал. Только двух сыновей оставил после себя Меллек, причем обоих – от серой кобылы Каракеик из линии Сапар Хана. Обоих назвали Мелекушами, оба были такой же золотисто-буланой масти, что и отец, и оба стали престижными подарками на правительственном уровне: старший, родившийся в 1953 году, – для Англии, младший, 1955 года рождения, – для Индии. Недавно музей получил в подарок от члена Московского союза художников Катерины Витальевны Уваровой (род. в 1966 г.) написанный с черно-белой фотографии А.Н. Федоровой-Сироткиной портрет старшего Мелекуша. Сама фотография сделана в апреле 1953 года на Центральном Московском ипподроме перед отправкой жеребца в Англию. Но конечно же, художница поставила его на фоне пустынного пейзажа. И хотя замечаются отдельные анатомические неточности, в целом портрет достаточно убедителен.

Лошади на картинах, музей коневодства

Художник Г.Н.Степанов. Серый жеребец Овлак Сакар. 1957 г.

Овлак Сакар родился в 1942 году в туркменском колхозе имени 12 лет РККА от Биргута линии Ак Белека и Пель. Он успешно скакал на Ашхабадском ипподроме, выиграл крупные именные призы: им. М.И. Калинина, Большой трехлетний, Сравнения. Затем служил производителем в колхозе им. Сталина: девять его дочерей стали заводскими матками, а лучший сын, Алгыр, тоненькой ниточкой продолжил существование генеалогической линии Ак Белека через своего сына Мелеке, внука Еныша, правнуков Мелекуша и Кельте, праправнука Хона. В современном производящем составе породы линия Ак Белека занимает лишь около одного процента.

Известный современный художник конного жанра Алексей Николаевич Глухарев (род. в 1959 г.) написал портрет знаменитого Абсента (1989 г.). Этот жеребец родился в 1952 году в Джамбулском конном заводе (Казахстан), он стал символом и легендой породы. Перечислять его заслуги – все равно что перечислять высшие достижения отечественного конного спорта советского времени. Чемпион XVII (Рим, 1960 г.), бронзовый призер XVIII (Токио, 1964 г.), четвертый призер XIX (Мехико, 1968 г.) Олимпийских игр; семикратный чемпион СССР по выездке. После блистательной спортивной карьеры не менее блестяще Абсент проявил себя в качестве жеребца-производителя в Луговском конном заводе (Казахстан). От него получено около 70 потомков, из них 49 чистокровных. Многие его дети пошли по стопам отца и успешно выступали в выездке, а также проявляли способности в преодолении препятствий.

Художник Глухарев А.Н. Вороной жеребец Абсент. 1989 г.

Свой талант Абсент во многом унаследовал от не менее знаменитого отца – Араба (Казбека). Серый Араб родился в 1930 году в туркменском колхозе им. Ворошилова, в пятилетнем возрасте участвовал в легендарном пробеге по маршруту Ашхабад – Москва, затем выступал в различных дисциплинах конного спорта, особенно успешно – в преодолении препятствий. Отец Араба, темно-буланый Аг Ишан, известен как классный скакун, он родился в 1919 году от Меле Чепа, сына Бойноу. Имя легендарного Бойноу, основателя практически всей современной ахалтекинской породы, в родословной Абсента встречается по меньшей мере семь раз. Мать Абсента – некрупная буланая Баккара – осталась незамеченной для породы. Ее отец – серый Керкенже, сын известного производителя Кизыла от знаменитого скакуна, родоначальника линии Эверды Телеке и Бейфид – дочери Каракунона 1, последнего жеребца из некогда известной линии Ворона. Вороной жеребец Ворон (он же Бахарден Кара) 1898 года рождения «был ростом 160 см, обхватистым и костистым», долгое время служил производителем в Закаспийской заводской конюшне, был премирован на выставке в Ташкенте. Специалисты, как один, видят исключительное сходство Абсента с его далеким, стоящим в седьмом ряду пращуром. Вот откуда густые, округлые формы и лебединая шея Абсента, являющегося ярким представителем массивного внутрипородного типа.

Кисти А. Глухарева принадлежит также портрет изабеллового ахалтекинского жеребца. Это собирательный образ. Художник поставил своей целью передать необычную масть, вбирающую в себя все рефлексы от окружающего мира, игру света и тени, создающую эффект «цвета утренней зари».

Художник Г.Н.Степанов. Золотисто-буланый жеребец Мелеке (Меллек). 1955 г.

Портрет современного ахалтекинского жеребца Пияды выполнен в 2003 году художником Сергеем Постниковым (род. в 1959 г.) с цветной фотографии, сделанной Ю. Кузнецовой в 2002 году. Принадлежащий Президенту Туркменистана гнедой жеребец Пияда родился в 1990 году в бывшем конном заводе «Комсомол». Его отец, победитель Большого Ашхабадского приза в 1976 году буланый Пудок, – сын успешного производителя, яркого продолжателя линии Перена, знаменитого Полотли. Неоднократный чемпион породы на республиканских выставках, Пияда является украшением конюшни президента, он основной производитель. А ранее, когда он еще был в спортивной форме, без него не обходился ни один национальный праздник, как правило, сопровождающийся грандиозными скачками на Ашхабадском ипподроме, где Пияда бессменно выигрывал свою коронную скачку на дистанцию 500 метров.

Картины с изображениями ахалтекинцев, хранящиеся в музее, представляют огромную ценность не только как произведения искусства или фактический материал для историков. Эти произведения, достоверно отображающие типы и формы лучших представителей породы прошлого, служат современным селекционерам отправной точкой, эталоном, по которому они могут сверять свои усилия, направляемые на сохранение и совершенствование драгоценной ахалтекинской породы.

Иллюстрации из собрания музея коневодства
Текст, фото Юлия Кузнецова
Журнал Охотничий двор
июнь 2012

*** 

КСК Левадия катание на лошадях

Подробнее о Конно-спортивном комплексе Левадия >>

 Другие статьи на эту тему:

Adblock
detector