Главная / Статьи / Подводная охота в Шексне: В чем подвох?

Подводная охота в Шексне: В чем подвох?

Подводная охота в Шексне: В чем подвох?

Шексна в Рыбинске – это капкан для рыбы. В воде нет таких понятий: право, лево, юг или север. Здесь есть только течение: вверх по нему или вниз. Рыба, мигрируя, поднимается вверх по течению Волги и Шексны. И упирается в дамбу. Судоходства здесь нет, ставь сети от берега до берега и черпай рыбу хоть ковшом экскаватора.

Говорят, что рыбы в Волге стало меньше. Еще говорят, что связано это с браконьерством, когда сети – запрещенная для любительского лова снасть – стоят в реке стройными рядами, перегораживая русло от берега до берега. И рыбе шансов не остается. Даже сорванные течением, сети становятся смертельными ловушками, где рыба гибнет просто так, ни за что, не доставшись ни рыболову, ни рыночному покупателю.

Все это говорят, но никто не видит проблему воочию. Разве что ее последствия, когда на прилавках Рыбинска местная рыба становится мельче, и продают ее меньше, компенсируя недостаток привозными морскими продуктами рыболовства.

подводные охотники в Рыбинске

Но есть в рыболовной среде люди, которые могут не просто увидеть, но и почувствовать на себе масштаб бедствия. Их не много, потому что увлечение это не каждому покажется простым и беззаботным. Нырнуть под воду, задержав дыхание на 40-60 секунд, выследить за это время добычу, прицелиться и выстрелить из ружья. Такой вид рыбалки именуют подводной охотой.

Снаряжение подвохов – так называют подводных охотников – это маска, ласты, специальный костюм, подводное ружье. Еще 15 килограммов свинца, чтобы вода не выталкивала охотника на поверхность. Специальный буй-поплавок на длинном лине, который обозначит место ныряльщика. Кукан – специальная веревка для сбора добычи. Что еще? Впрочем, и этого хватит для того, чтобы сделать этот вид рыбалки специфическим. Далеко не каждый сможет выдержать физические нагрузки, ныряя сотню раз в течение нескольких часов охоты. Дольше – трудно даже для подвохов со стажем.

– Я, например, более двух раз в неделю охотиться не могу, – говорит Артем Солтык. – В плотном костюме под водой дышишь, как на тренажере, и потом, ночью, организм тебе об этом мстительно напоминает.

Артем начал заниматься подводной охотой три года назад. У Романа Ветрова опыта больше, он ныряет около пяти лет, и мир подводных охотников знает хорошо. Роман говорит, что в Рыбинске специальное снаряжение имеют человек двести, может, больше. Но только десятки постоянно занимаются этим видом любительской рыбалки. И дело не в том, что удовольствие не из дешевых. Порой маска, ласты и ружье стоят меньше, чем набор хороших рыболовных приманок, не говоря уже о моторной лодке, которая подвохам не нужна. Дело в физической подготовке и специфической психологии. Не каждому понравится погружение в волжскую воду, где рекорд прозрачности – всего три метра. Погружение, которое длится максимум чуть больше минуты. И надо рассчитать так, чтобы сил хватило доплыть до поверхности реки, вволю надышаться и – опять под воду. Может, легче все-таки с аквалангом?

– С аквалангом – это уже браконьерство, – говорит Артем. – Либо подводное ружье, либо аппарат для дыхания под водой – совмещение незаконно.

Итак, подвохи – это люди, которые за секунды погружения успевают оглядеться в воде, найти рыбу и выстрелить в нее. При этом именно они могут рассказать о том, что происходит под водной гладью и какие тайны хранит река от постороннего глаза. А хранит она сети. Сети, которые запрещены законом. Которые растянуты по дну реки от берега до берега на расстоянии нескольких метров друг от друга. И не дают рыбе ни единого шанса пройти мимо своих мелких ячеек. Впрочем, порой попадается в них и более крупная «добыча».

– Недавно поехал на Шексну один, – рассказывает Артем. – Нырнул, прошел метров сто вдоль берега, встретил пять сетей. Под четыре поднырнул, последнюю заметил лишком поздно, на всплытии. А всплываешь ты, когда пришла пора глотнуть кислорода. И вот гребешь к поверхности воды, и думаешь: что сильнее – реактивная тяга моих ласт или тяжесть грузов на этой сети?

Артем смеется: все-таки он оказался сильнее. Всплыл вместе с сетью. Потом долго из нее выпутывался.

подводные охотники в Рыбинске

Опытный Роман говорит, что многие охотники рано или поздно попадают в рыбацкие сети. И поэтому все должны нырять с ножом. Пусть лучше он тысячу раз тебе не понадобится, а на тысячу первый поможет разрезать сеть и спасет тебе жизнь. А в Шексне это правило особенно актуально, поскольку именно здесь расположено самое излюбленное место рыбинских браконьеров.

– Шексна – это капкан для рыбы, созданный природой и человеком, – рассказывает Роман. – В воде нет таких понятий: право, лево, юг или север. Здесь есть только течение: вверх по нему или вниз. Рыба, мигрируя, поднимается вверх по течению Волги и Шексны. И упирается в дамбу. Судоходства здесь нет, ставь сети от берега до берега и черпай рыбу хоть ковшом экскаватора.

Есть в акватории Рыбинского моря и Волги места, где сети стоят вполне легально. Они принадлежат рыболовным хозяйствам и должны располагаться в соответствии с требованиями закона: не ближе трехсот метров друг от друга и перегораживая русло реки не более чем на две трети. О том, что в Шексне отменили промысловый лов, подводных охотники узнали через год после того, как этот участок был снят с торгов, проводимых Росрыболовством.

– Мы не заметили никаких изменений, – говорят ребята. – Как стояли сети, когда участок был промысловым, так продолжают стоять и сегодня.

В Шексне и раньше рыбалку легальной можно было назвать очень условно, поскольку сети, стоящие одна к другой и от берега до берега, не обозначаются именами своих хозяев. Кто они: промысловики или браконьеры? Да и промысловик, ставящий сети чаще промежутка в 300 метров, автоматически переходит в разряд нарушителя закона. Поэтому подводные охотники, не разбирая, называют всех просто – сеточники.

Итак, о том, что Шексна перестала быть промысловым участком, подвохи узнали этим летом, когда тогдашний заместитель председателя Рыбинского муниципального Совета Денис Добряков собрал совещание, на которое пригласил рыбаков-любителей, промысловиков, представителей рыбоохраны, полиции – всех, кто так или иначе заинтересован в судьбе Шексны. Интерес этот у каждого оказался свой. Любители, включая подвохов, настаивают на том, чтобы Шексну исключили из состава промысловых участков раз и навсегда. Промысловики мечтают с точностью до наоборот. Инспекция рыбоохраны… Она с некоторых пор не имеет ни штатных единиц, ни моторных лодок, и рассчитывать может на добрую волю помощников. Коими становятся, как правила, рыбопромысловые предприятия. Со всеми вытекающими отсюда последствиями. Сами понимаете, что контролировать помощников куда труднее, чем независимо рассекать водные пространства и ловить подряд всех, кто нарушает закон.

В конечном счете к проблеме подключилась полиция. И ребята говорят, что в последнее время на Шексне стало спокойнее. Но все равно, каждую ночь, как только ГЭС выключает турбины, и течение реки становится медленным, в Шексну входят лодки.

Еще одна проблема, которую видят подвохи, это мельчание рыбы. Опытные ныряльщики вспоминают двухкилограммовых налимов и судаков. А вот Артем Солтык их уже не видел. Судачок весом пятьсот граммов – это пожалуйста, но добычей его назвать трудно. А охотничий азарт гонит в поисках большой рыбы. Может, в поисках адреналина и подводные ныряльщики вносят свой вклад в уничтожение рыбных запасов?

– Ну, это если считать пять-шесть рыб, пойманных в неделю, за непоправимый удар природе,- говорят подвохи.

подводные охотники в Рыбинске

Они свою добычу не продают. После удара гарпуном рыба теряет «товарный вид», и ее можно отнести только домой, к жене, на сковородку. А много ли рыбы ты съешь сам? Да и рады ли жены очередным успехам добытчиков?

– Моя жена так мне и говорит: с рыбой не возвращайся, – улыбается Роман. – Для нас подводная охота – это не добыча рыбы, это почти спорт, хотя и относится к любительской рыбалке.

Так что все-таки с Шексной? Как можно уберечь реку от браконьеров? Что нужно сделать для того, чтобы под тихой водной гладью перестал идти неравный бой рыбы с сеточниками?

– Нужно не просто снять этот участок с торгов, а исключить его из списка промысловых, – считают подводные охотники. – Тогда всем будет понятно, что любые сети, установленные в Шексне, принадлежат браконьерам. В конце концов, таких рыбных мест в Волге не много: в рыбинской Шексне и в устье реки в Астрахани. И они всегда будут привлекать рыболовов легкостью добычи.

Очередной конкурс, на который могут выставить шекснинский участок, пройдет этой осенью. Подводные охотники вместе с Ярославским отделением Всероссийского общества рыболовов-любителей надеются, что браконьерские сети не легализуют. А в конечном счете Шексна станет настоящим заповедником для тех, кто чтит закон и ловит рыбу удочкой и ружьем для подводной охоты. И нырять в реке станет делом не только интересным, но и безопасным.

Юлия Муратова

Другие статьи на тему Подводная охота:

Adblock
detector