Главная / Статьи / В Иверском заказнике зверей считают по следам

В Иверском заказнике зверей считают по следам

В Иверском заказнике зверей считают по следам

Учет животных — один из видов деятельности работников охраняемых территорий. В Иверском заказнике егеря ведут учет медведя после выхода из берлоги, а заодно считают следы и других животных – кабана и изюбря, косули, лося, зайца-беляка и других. После поднятия штрафов за незаконную охоту, говорят егери, в заказнике стало меньше браконьеров, но работы все равно хватает.

— Здесь недавно медведь прошел, судя по размеру лапы — года четыре ему. А вот здесь он поскользнулся и прокатился по дорожке. Вот рядышком след барсучка — похож на след енота, но коготочки длиннее. А здесь козленочек пробегал — только родился недавно, месяца два. Рядом мамин след. В другую сторону кабанчик прошел, — объясняет охотовед Виктор Ищенко. Мы сидим с ним у лесной дорожки в Иверском заказнике и разглядываем следы невиданных зверей.

Учет животных — одна из разновидностей деятельности работников охраняемых территорий. Как раз сейчас идет учет медведя после выхода из берлоги. Егеря ходят по лесу и не просто считают отпечатки лап, но и замеряют их линейками. Ведь хищник за день пройти может и 10, и 20 км, и нужно определить — тот же топтыгин оставил свой след на противопожарной полосе или здесь же прошел и другой.

медведь

— Так же считаем следы всех наших животных. Конечно, обойти весь заказник мы не в состоянии, поэтому подсчитываем общую численность с учетом погрешности, — говорит охотовед дирекции по охране животного мира и особо охраняемых территорий.

Иверский заказник раскинулся на территории двух районов — Свободненского и Мазановского — на правом берегу Зеи. Здесь одно из самых больших в области поголовий кабана и изюбря, много косули. Есть лось, медведь, белка, заяц-беляк, колонок, лисица, норка, барсук, енотовидная собака, норка, рябчик, фазан, тетерев. Все это охотничьи виды животных, но проблема браконьерства здесь не самая главная.

— Заказник вдоль и поперек изрезан ключами и мелкими речушками — это его и спасает, — уверен Виктор Валентинович. — Он практически непроходной ни зимой, ни летом. Желающие поохотиться даже вездеходы здесь топили. Но вредители есть. Когда-то заказник был охотничьим, и отдельным категориям разрешалось проводить здесь отстрел животных. И эти отдельные категории правдами и неправдами до сих пор пытаются охотиться под девизом «Мне можно все!» С такими бороться сложнее.

Попадаются и опытные браконьеры. Не так давно Виктор Ищенко с егерем задержали бывшего работника заказника. Он неделями жил здесь, охотился и готовил мясо изюбря и кабана на продажу. Ему удавалось долгое время скрываться, но в конце концов его землянку обнаружили. Браконьер получил по заслугам, а охотовед с егерем — 50 тысяч рублей. Это денежное поощрение было введено губернатором Олегом Кожемяко и выплачивается всем участникам задержания браконьеров, если дело дошло до суда.

Охота в области идет почти круглый год, кроме периода отела — начала — середины весны. 15 июля закончилась охота на изюбря и тут же началась на косулю. Затем пойдет кабан, за ним медведь, в октябре начинается отстрел изюбря в момент спаривания на реву.

— Люди берут лицензию в разрешенное охотхозяйство, но там зверь не всегда есть. А до заказника — рукой подать. Поэтому регулярно делаем выезды по территории заказника, а летом особенно часто патрулируем на катере вдоль Зеи — зверь спасается от гнуса в воде.

Сегодня, по словам егерей, работать стало легче. Во-первых, власти подняли штраф за незаконно убитое животное — с тысячи до двух тысяч рублей. А во-вторых — и это главное — многократно увеличилась сумма ущерба, которую браконьер обязан выплатить государству. За косулю, добытую незаконным путем на землях общего пользования, придется заплатить ущерб 60 тысяч рублей, а в заказнике — 120 тысяч (раньше — всего 300 рублей). За медведя — 150 и 300 тысяч соответственно.

— И люди начали понимать, что запретный плод хоть и сладок, но очень дорог. Многих это стало сдерживать. Особенно сельских жителей, у которых с деньгами и так плоховато. Нововведение ощутили сразу же — заходить в заказник стали реже, — делится охотовед. — А ведь еще недавно в области был налажен бизнес по продаже дикого мяса с негласно утвержденными расценками на косулю, на кабана. За килограмм просили 400 рублей. И браконьеров абсолютно не пугали мизерные штрафы, сейчас же нарушать закон стало невыгодно.

кабан

Зачем кормить кабанов и изюбров

Заказник для животных не дом родной. Они свободно перемещаются по полям и лесам, невзирая на границы.

— Если кабана у нас зимой 300 особей, то летом может остаться около сотни — на период опороса они уходят на соседние территории. А как только там начинается охота, снова идут сюда, — объясняет охотовед со стажем. — Потому что здесь есть еда и нет людей с ружьями.

Известно, что чем лучше кормовая база, тем животное плодовитее. Сытая мамка принесет, к примеру, не два детеныша, а 8—9. Конечно, животных можно и не подкармливать. Если их не отстреливать, то в естественной среде они и без помощи человека спокойно проживут.

— Мы кормим, чтобы они закрепились именно на территории заказника, чтобы сохранить популяцию, уберечь от отстрела. Засеваем 50 гектаров сои, овса, кукурузы, гречки — меню на любой вкус. Отдельно стоят кормушки, куда в год выкладывают до сотни зерноотходов. Солонца в этом году 1200 кг развез по территории. Забавно наблюдать, как кабаны эти шайбы соли гоняют, грызут.

На охраняемых территориях строго запрещены не только охота, но и рыбалка, и рубка деревьев, отжиги. Даже чтобы проехать по территории, нужно получить разрешение.

— Мы всегда идем навстречу, разрешаем прийти понаблюдать за зверями, пофотографировать. Для этих целей возле подкормочных полей даже вышки сделаны. По идее человек и должен в заказнике перемещаться свободно, но у нас люди к зверю относятся как к пище или трофею. И это с детства идет. Как-то я посадил на вышку подростка — считать поголовье кабанов. Прихожу, спрашиваю: «Ты подсчитал?» — «Да подсчитал! Их так много! Это сколько же из них пельменей слепить можно было бы?!»

Цифра

50 тысяч га — площадь Иверского заказника. В следующем году он отметит 50-летний юбилей.

Марина Москалюк

Другие статьи на тему Охотничье хозяйство:

Adblock
detector