Главная / Статьи / Непридуманные истории от пензенских охотников

Непридуманные истории от пензенских охотников

Непридуманные истории от пензенских охотников

20 апреля в Пензенской области открылась долгожданная весенняя охота. Самая короткая, но и самая интересная. Охота на вальдшнепа, охота с подсадной уткой… а вечером, у костра, начинаются рассказы, правдивые или приукрашенные, именуемые в народе не иначе как охотничьи байки.

Долгожданная весенняя охота. Самая короткая, но и самая интересная. Чего стоит только добыча вальдшнепа на тяге! Попробуй, попади в сумерках в эту маленькую стремительную птицу.

А охота с подсадной уткой! Селезни забывают всякую осторожность в поисках пары. Бывает так, что на звук манка их летит сразу несколько. Раскатисто раздаются выстрелы, собаки поскуливают от нетерпения в ожидании добычи.

Для тех, кто остается с ночевкой, праздник души продолжается у костра, с непременной шулюмкой. Тут и начинаются рассказы, правдивые или приукрашенные, именуемые в народе не иначе как охотничьи байки.

Зимнее купание

Юрию Ефимовичу Юкину – 85 лет. За плечами сорок лет непрерывного охотничьего стажа. Пока были силы, выезжал в поля и луга. А сейчас передает опыт молодежи. Написал две большие книги: «Наследники Дианы» и «Ремонт и реставрация охотничьего оружия». Тут и история охотничьего и ружейного дела, и масса полезных практических советов и инструкций. Словом, то что надо найдет и любитель, и профессионал.

Будучи лесоводом по профессии, Юкин много ездил по Союзу. Охотился в Астраханской области, на Южном Урале, в соседней Мордовии.

Менялось оружие, собаки (их за всю жизнь у Юрия Ефимовича было 24!), попадалась разная дичь, но всегда в отношении к природе и животному миру действовал принцип «не навреди». Юкин — большой любитель охоты на тетеревов и глухарей. Но количество последних настолько уменьшилось, что он решил: эту птицу не тронет.

Однажды страсть к охоте чуть не погубила Юрия Ефимовича. Как-то с парой русских гончих он двинулся на Старую Суру. Собаки бежали по следам лисицы по льду речки, Юкин — за ними. Вдруг охотник провалился…

С помощью ружья (вначале использовал как опору, а потом как рычаг для отталкивания) кое-как выполз на берег. Мороз минус 10! Одежда сразу задубела, руки-ноги онемели. Что делать? Вспомнил, что наверху крутого берега есть небольшой поселок, домов десять. В первой избе не открыли, во вторую не пустили. И так до самого конца. Все боялись: время было послевоенное. И лишь в последнем доме Юкин нашел приют у пожилой четы.

Старик дал ему сухую одежду, уложил на теплую русскую печь. Утром под дверью раздался настойчивый лай: гончие нашли своего хозяина. Позавтракали картошкой (больше ничего у хозяев не было) и двинулись домой.

Медвежий конфуз

Мурат Сабиров сейчас охотится в основном в пензенских лесах. Но на всю жизнь ему запомнился случай, произошедший в Таджикистане.

— В тот раз были в горах. Бригаде охотников не везло: вся дичь куда-то запропастилась, — начинает он. — Поменяли место, сидим, отдыхаем, пьем горячий чай. Один из молодых охотников по имени Мишка,  этакий весельчак, шутки ради подполз к какой-то расщелине и давай кричать: «Тезка, вылезай!».

Вдруг из норы с ревом вылетел небольшой облезлый медведь, кубарем кинулся прочь, при этом сбив с ног Мишку. Все вскочили, схватились кто за ружье, кто за нож. Но шатуна уже и след простыл. Все молчали, отходя от шока. Но тут обоняние присутствующих сразил зловонный запах. Охотники стали озираться в поисках его источника и чуть не попадали со смеху. Мишка, сидящий на корточках, растерянно и глуповато улыбался. Он был измазан вонючей красноватой жижей – результатом медвежьего испуга. Ну не выдержали у косолапого нервы!..

А необычный цвет экскрементов объяснялся просто: перед тем как заснуть глубоким и долгим сном, медведь от пуза наелся шиповника — его в горах видимоневидимо. Тронутый морозом, он становился сладким. Лучшего лакомства не придумать. Ну а Мишке, которому избавиться от амбре не помогло даже интенсивное мытье, пришлось спать на улице.

охота

Заяц, не ешь меня!

А эту историю рассказал председатель областного военно-охотничьего общества Виталий Белолипецкий. В конце 60-х годов он проходил службу в Восточной Германии. Как-то поехал охотиться на косуль.

Охотник стоял в ельничке. Деревца были по пояс, и местность хорошо просматривалась. Пошли загонщики. На номерах замерли в ожидании охотники. И вдруг прямо перед Белолипецким из травы выпрыгнул заяц – здоровенный и оскаленный.

— От неожиданности я вздрогнул, — вспоминает Виталий. — Мне показалось, что у этого зайца зубы, как у крокодила. Инстинктивно выставил вперед ногу, а заяц вцепился в подметку моего сапога, оторвал ее и бросился наутек. Я подвязал обувку веревочкой и так ходил.

Кто кого караулит?

Любимое место охоты у Виталия Усова – Никольский район. Все стежки-дорожки, озерца и болотца пройдены и изучены. Вот и в очередной раз он поехал в знакомое место. Удобно устроился на раскидистой яблоне в саду, оставшемся от заброшенной деревни, и стал ждать. Рассчитывал, что на падалицу придет кормиться одиночка-секач или дружная парочка кабанов. Поляна была усеяна яблоками, так что весь корм был на виду.

Стемнело. От пронзительной тишины звенело в ушах. Вдруг в ближайших кустах раздался треск ломающихся веток — на поляну выскочил огромный кабан. Виталий взял ружье наизготовку. Уже почти нажал на курок, как из зарослей, словно горох, посыпались полосатые поросята. «Уф!» — выдохнул охотник. Мать привела детенышей кормиться.

Предстояло ждать, когда эта банда насытится. Дикая свинья тем временем, учуяв подозрительный запах, беспокоилась, шумно втягивала воздух.

— Семейка резвилась буквально в полутора метрах от меня, — говорит Усов. — Я боялся шевельнуться.

Поросята под охраной матери чувствовали себя уверенно и спокойно, так что «ужин» затянулся надолго. Наконец-то они наелись и не спеша покинули поляну.

«Хорошо, что живой», — подумал Виталий, кубарем скатываясь с дерева. Его опасения были вполне обоснованны: самки защищают свое потомство с остервенением.

Алексей Правдин

Другие статьи на тему Охота: