Главная / Статьи / Соколы-балобаны: освобождение из плена

Соколы-балобаны: освобождение из плена

Соколы-балобаны: освобождение из плена

Недавно в Туве задержаны браконьеры, у которых изъято 16 краснокнижных соколов-балабанов. Четверо из них погибли, не выдержав условий перевозки браконьерами, остальные были выпущены на волю. Соколы-балабаны занесены в Красную книгу России и считаются исчезающими видами птиц. По данным правоохранительных органов, на "черном" рынке стоимость одного обученного для охоты сокола доходит до 100 тысяч долларов.

На грязном полу гаража стояли маленькие унылые фигурки. Связанные лапы, раскраска грудок «под камуфляж» и похожие на шлемы колпачки на головах делали их похожими на пленных солдат. На солдат, проигравших свою войну.

Стремительность и неотвратимость

Нападающий сокол – это примерно килограмм стальных мышц и несокрушимых костей, несущийся со скоростью более двухсот километров в час. Он наносит удар всем телом и когтистыми лапами, слегка притормозив в последнее мгновение, чтобы не разбиться и самому. Естественных врагов у этой красивой хищной птицы нет.

Исконная область распространения балобана – полоса Великой степи, протянувшаяся от Черного моря до Монголии. Но такое большое пространство не означает, что их много. Соколы – не городские голуби, летающие стаями.

В Туве плотность балобана на удобных для гнездованиях местах составляет в среднем одну пару на квадратный километр. При учете балобана на общей площади (включая территории, на которых этот вид встречается в летний период) его плотность составляет в среднем пять с половиной пар на 1000 кв. км. Группа исследователей, работающих в рамках международного проекта «Балобан в России», оценила численность балобана в Туве в 370 – 390 пар.

В сентябре их стало немного меньше.

«Арестантики»

Высокая скорость, хорошо развитая мускулатура, идеальное зрение (зрачок – на весь глаз), – делают сокола идеальным охотником. И в этом – же его слабость. Охотничьи инстинкты его подводят, делают уязвимым, его несложно поймать. А иметь прирученных соколов Тува. Освобожденные соколы-балобаны выпущены на волю. Часть птиц не смогла взлететьхотят не только охотники, но и владельцы больших отелей. Соколы распугивают мелких птиц, которые пачкают стены зданий, сидят на головах статуй, заляпывают сверкающие плиты чистеньких дворов и площадей.

На полу гаража Госкомохоты уныло топтались 14 маленьких «арестантиков», не понимающих, где они находятся и не знающих, что им делать. Никаких активных действий они не могли принимать, потому что были одурманены алкоголем, не могли опомниться от давления стенок тесных ящиков. Рядом, на ящиках для перевозок, под тряпками лежали два трупика их сородичей. Отравились алкоголем, задохнулись, не выдержали стресса?

Их запихивали в узкие тесные «пеналы» по двое – валетиком – вплотную, как вещи, не шевельнешься.

Соколы-балобаны: освобождение из плена

Всего их поймали шестнадцать. Может быть, и больше, но некоторые погибают при ловле. Еще два из них умрут уже в степи, куда их повезут выпускать, – слишком слабые, чтобы вынести такую нагрузку.

Всем соколам – меньше трех лет, некоторые, вероятно те, кто помладше – самые слабые.

Сокол мой ясный

Балобан – возможно, слово для названия этого охотничьего сокола заимствовано из тюркских языков, где существует ряд слов сходного звучания и близкой семантики – balaban в значении «большой» и balban – «силач», «борец».

Силачи, богатыри – такие ассоциации возникали у всех народов. В славянской мифологии сокол является символом мужской богатырской красоты и отваги, это – традиционный образ жениха в свадебном фольклоре.

И в тувинском языке «начын» – борец, тоже сокол.

Сокола называли не иначе как «млад – ясен сокол», величая этим же именем и красавцев – добрых молодцев. Соколиные очи – зоркие очи. Сказочные герои обращаются в соколов, чтобы мгновенно одолеть немыслимые расстояния, внезапно ударить на врага, незаметно появиться перед красной девицей.

Один из самых загадочных и обаятельных героев русских сказок зовется Финист-Ясный Сокол. В его имени явственно слышно упоминание о неумирающем фениксе. А своих возлюбленных русские девушки называли гордо и ласково: «Сокол мой ясный!»

Соколы-балобаны: освобождение из плена

Браконьеры

Балобаны – отличные охотники, зоркие наблюдатели, властители неба. Кому они мешали? Не будь их, неизбежно возникло бы масштабное нашествие мышей. Основной «грех» соколов – их цена. За сокола можно получить двадцать тысяч долларов, а за обученного – до ста тысяч. Пока сложно сказать, кто и где их поймал, перевозчиками подрядились два жителя Кызыла.

Кто заказчик – пока неизвестно. А на колпачках была надпись «Сделано в Пакистане». Собирались ли их везти в Пакистан, или там только были изготовлены колпачки? Следствие покажет.

Перевозчиков задержали 7 сентября, в Тес-Хемском районе Тувы в ходе совместных мероприятий охотоведов с сотрудниками полиции.

Незаконная охота на птиц и зверей, охота на которых полностью запрещена, совершенная группой лиц по предварительному сговору, или организованной группой, наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или лишением свободы на срок до двух лет. Так гласит Уголовный кодекс России (статья 258).

Рано или поздно браконьеры будут осуждены. Но мертвым птицам это уже все равно. Сначала им впрыскивали водку, чтобы одурманить. Потом плотно утрамбовали в тесные ящики. Потом дали умереть.

На волю

Тува. Освобожденные соколы-балобаны выпущены на волю. Часть птиц не смогла взлететь. Седьмого сентября браконьеров задержали, выпустили птиц из ящиков, на некоторое время оставили для наблюдения, чтобы дать соколам прийти в себя, избавиться от дурмана, расправить перья. Восьмого сентября сотрудники Госкомохоты вместе с учеными ТИКОПРа повезли птиц в степь, чтобы выпустить. У ученых нет средств и возможностей, проводить с балобанами «послешоковую» реабилитацию, для этого нужны огромные вольеры, солидная материальная база.

Когда решили, что они достаточно оправились, их повезли выпускать под строгим присмотром юриста. Это – обязательная процедура, чтобы удостовериться и подтвердить – действительно все «краснокнижные» птицы будут отпущены в свою среду обитания.

На полу в машине соколы сидели также дисциплинированно, маленькими «арестантиками», как и на полу в гараже. Колпачки с них заранее не снимали и лапы не развязывали, чтобы они не начали биться, не повредили себе.

Не все улетели

С птиц снимали колпачки, развязывали лапы… Но не все могли лететь сразу. Самого слабого (он же и самый маленький, возможно – самый младший) освободили первым. Балобан не мог даже сопротивляться. Его посадили на крышу машины. Сидел он не долго, вскоре шея ослабела, голова птицы упала. Сокол умер с открытыми глазами.

Почему? Инстинкт охотника, стремящегося все держать под контролем, наблюдать за всем, что происходит? Желание в последний раз взглянуть на небо? Или ненависть к людям, которые для него явно все на одно лицо, и он не отличает тех, кто лишил его свободы от тех, кто принес избавление?

Соколы посильнее начинали биться в руках, едва только с них снимали колпачки. Они не собирались так просто сдаваться. Но силы были не у всех.

Вот и второй сокол опустил голову.

Никто не мог сразу взлететь. Сначала они сидели на крыше машины. Потом их подкидывали в воздух. Пролетев несколько метров, соколы тяжело садились на землю, зло косились на людей из зарослей травы. Но не могли сопротивляться, когда их снова брали на руки.

Охотоведы терпеливо брали их и снова подкидывали, чтобы те расправили затекшие крылья. Со стороны могло показаться забавным, как взрослые люди «гоняют птиц» по степи. Но это была печальная работа. Никто не может заранее сказать, сколько из них выживет, займет свою территорию, вновь сможет охотиться, вновь сможет жить.

Соколы-балобаны: освобождение из плена

Смертельная арифметика

Из шестнадцати отобранных у браконьеров балобанов четыре уже умерли – 25 процентов. И это еще даже не выезжая из Тувы. Сколько бы их доехало до заказчика? Один-два? Не всех браконьеров удается задержать. Сколько всего соколов отлавливают, сколько их выживает?

Сами охотники за соколов получают копейки. И за эти копейки они лишают небо Тувы его гордости.

Хорошая работа сотрудников Госкомохоты на этот раз спасла двенадцать соколов. Одну девочку и одиннадцать мальчиков. Будем надеяться, что все выживут, смогут рано или поздно составить пары, начнут размножаться. Естественных врагов в природе у них нет. Но от алчных двуногих хищников защищать надо.

Главное, не быть равнодушным. Редко кто из браконьеров действительно таится от всех, наверняка кто-то знает о том, что готовится новое преступление, что браконьеры вновь идут на охоту. Если нет возможности помешать им самому, можно обратиться за помощью к сотрудникам полиции, к охотоведам.

Иначе ясные соколы могут остаться только в сказках. И в числе охранников роскошных зарубежных отелей.

Ирина Качан

Другие статьи на эту тему:

Adblock
detector