Главная / Статьи / В лучших семейных традициях русской императорской семьи

В лучших семейных традициях русской императорской семьи

В лучших семейных традициях русской императорской семьи

Император Александр III был страстным охотником и рыболовом, как и его братья, и его отец император Александр II. Излюбленным местом охоты его были окрестности Гатчины, где он и проживал. Государь не упускал случая поохотиться на волков, ланей, лисиц, зайцев и на крупного зверя. Охотились также на тетеревов, фазанов, глухарей и уток. Главная царская охота находилась в Беловежской Пуще. Царь не одобрял участие женщин в охоте, делая исключение только для императрицы Марии Федоровны.

"Государь был в душе охотник и хороший стрелок…", – граф С.Д.Шереметев.

беловежский охотничий дворец

Николай, Александр, Владимир, Алексей, Сергей и Павел – все сыновья императора Александра увлекались охотой. Иначе и быть не могло у такого отца, лично положившего сто пятьдесят косолапых. Да и был еще жив дед – император Николай Павлович, тоже неравнодушный к любимой царской забаве.

Сохранившиеся документы говорят о строгом воспитании детей в семье императора Александра II и императрицы Марии Александровны: почти спартанский распорядок дня, занятия спортом и закаливание вперемежку с освоением основных наук.

Монография блестящего дипломата, публициста и историка С.С. Татищева (1846-1906), вышедшая в свет в 1904 году, под названием «Александр III. Его жизнь и царствование. Том 1», повествует о детских и юношеских годах императора. Автор скрупулезно прослеживает путь становления личности своего героя с рождения до объявления наследником престола после безвременной кончины его старшего бората. В частности, Татищев обращает внимание на то, как зарождалось и крепло увлечение юного царевича охотой.

http://s51.radikal.ru/i132/1003/4e/caa9818d016at.jpg

«Одною из любимых забав детей, уже хорошо стрелявших из ружья, – пишет дипломат, – была также охота на воробьев и куликов». Примечательно, что эта запись относится к 1852 году, т.е. когда Александру исполнилось всего семь лет. А в восемь лет дед Николай Павлович однажды заставил внука поупражняться перед ним в оружейных приемах и остался весьма доволен успехами мальчика как в стойке, так и в умении обращаться с ружьем. Ребенок рос физически сильным. И царь с удовольствием называл его «Сашей-богатырем».

В день именин Александра 30 августа 1853 года государь подарил ему «ящик с ружьем, пистолетом, прибором к ним работы тульского мастера Большакова».

Дочь генерала Кирасирского полка А.П. Бологовская вспоминает, как в раннем детстве участвовала в развлечениях детей Александра II. «Жили мы в Царском, где в то время доступ был свободен для всех. Чтобы играть с Александром Александровичем, меня с братом Николаем каждое воскресенье привозили во дворец. Играли в разные игры в парке и во дворце. Играли мы в охоту, я изображала зайца, а все мальчики гончих». А в отдаленной аллее Александр Николаевич прогуливался со своей любимой собакой – черным сеттером Милордом.

С.С. Татищев замечает, что «охота уже тогда была любимым развлечением детей, которых воспитатели водили стрелять бекасов на взморье у Знаменского и другую дичь в окружавших Петергоф рощах…».

17 апреля 1856 года государь назначил Александра шефом Переяславского драгунского полка. Это назначение не мешало ему ежедневно упражняться в стрельбе, дважды в неделю – в верховой езде и часто ходить на охоту, а по вечерам читать «Охоту на тигров в Индии» Жерара.

Наследник подрастал, прибавлял в физической силе и знаниях. Воинские чины тоже не обходили его стороной. Неизмененным оставалось пристрастие к рыбной ловле и охоте. Помощник воспитателя великих князей Н.П. Литвинов записывает в своем дневнике: «…8 октября 1861 года после завтрака великие князья поехали со мною к графу Борису Алексеевичу Петровскому, а оттуда на охоту. Ожидание охоты до такой степени взволновало обоих (Владимира и Александра), что они мало ели».

http://i060.radikal.ru/1003/45/0809afe324c0t.jpg

Александр Александрович уже ездит по стране. Местное начальство считать за честь всячески ему угодить. В июле 1862 года цесаревич переезжает из Варшавы в Либаву, где дворяне устраивают ему великолепную охоту до середины августа. Охота у барона Нольде оказалась особенно удачной: в первый день застрелили 27 оленей, а во второй – ходили с собаками на зайцев и диких коз.

«В конце ноября 1864 года, – сообщает С.С. Татищев, – государь и сыновья переехали в Зимний Дворец. Все более развивалась в них, особенно во Владимире Александровиче, страсть к охоте, и они ходили уже на медведей с государем и без него».

В начале марта 1865 года отец, к величайшей радости великих князей, взял их с собой на медвежью охоту в Лисино, которую он так описывает в письме к императрице: «Наша охота вполне удалась, оба наши мальчика имели удовольствие убить каждый по одному медведю… Нам пришлось сделать около 20 верст до первого круга, и медведь, убитый Сашею, – тот самый, на которого мы уже охотились в эту зиму, один из самых больших, когда-либо мною виденных». В собственноручной записке наследника-цесаревича Александра Александровича содержится просьба об устройстве охоты на большого медведя. Записка датирована 23-марта 1876 года. Тридцатилетний Александр в полном расцвете физических сил и способен обойтись без отцовской опеки.

http://s001.radikal.ru/i195/1003/b6/3915cd3fe084t.jpg

Члены императорской семьи и приближённые лица на охоте. Сидят в первом ряду (слева направо): вел.князья Георгий и Николай Александровичи, первый справа вел.кн. Михаил Александрович, вторая справа вел.княжна Ольга Александровна; во втором ряду слева вел.кн. Владимир Александрович, третья – императрица Мария Федоровна, рядом император Александр III. 1894 год

Лисино после Александра II никто особенно не жаловал. И хозяйство начало медленно приходить в упадок. По неизвестной причине Александр III Лисино тоже недолюбливал. Еще 30 января 1870 года он записал в своем дневнике: «Папа и Владимир отправились в Лисино на охоту, но я не поехал, потому что страшный насморк, и потом я не люблю ездить в Лисино, мне там всегда скучно». За весь период своего правления он посетил Лисино только 23 октября 1882 года. Более того, одобрил предложение Лесного департамента о ликвидации зверинца.

Гатчина

егерский дом в Гатчине

Дом в Егерской слободе в Гатчине

Излюбленным местом охоты Александра III стали окрестности Гатчины, которую он избрал местом своего постоянного проживания. В 1858 году, еще контору, сделав Гатчину таким образом «охотничьей столицей» России.

Александр III на охоте. Конец 1880 -х годов.

Архитектор Гросс разработал проект новой Гатчинской егерской слободы, по которому с одобрения императора в Мариенбургской части города, на окраине дворцового парка, выросло 62 новых дома. Пятистенные избы для егерей рубились из тесаных бревен и ставились на каменные фундаменты. Они были богато украшены резьбой, а на коньках красовались выпиленные из дерева лосинные головы с подлинными рогами. На стены домов прикрепляли дощечки с надписями золотыми буквами: «ловчий Его Величества», «старший стремянной», «оруженосец», «лекарь Его Величества». Эти звания. Как правило, переходили от отца к сыну. В 1858 году жители Егерской слободы были причислены к приходу дворцовой церкви.

С переездом в Гатчину семьи Александра III многое изменилось в этом тихом городке. Население его быстро росло. Здесь поселились служители императорского двора, многочисленные военные и просто дачники. Возникла острая необходимость в возведении в Егерской слободе нового храма. Через несколько лет в центре городка засияли увенчанные крестами золотые главки церкви Покрова Пресвятой Богородицы, построенной по проекту петербургского архитектора Давида Гримма.

19 февраля 1882 года начальником Императорской охоты был назначен действительный статский советник Г.А. Чертков. Хранящиеся в Государственном Историческом музее письма Александра III Черткову свидетельствуют о неувядаемых охотничьих пристрастиях государя. Особое удовольствие он получал от ружейной охоты в зверинце. «Завтра в 2 часа можно приготовить охоту в ремизе на оленей с гончими. Более 10 собак не брать. Людей для отхлопывания в ремизе не посылать, а только гончатников», – такие указания дает царь Черткову.

Под Гатчиной охотились также на тетеревов, фазанов, глухарей и уток. В этих местах государь не упускал случая поохотиться на волков, ланей, лисиц, зайцев и на крупного зверя. «Их Величества намереваются ехать на медвежью охоту на будущей неделе в среду,  – уведомлял Черткова вел. князь Владимир Александрович. – Выезд из Гатчины в 10 ч. утра. Полагаю, что кроме Императрицы (Марии Федоровны – В.П.) в охоте примут участие еще две или три дамы. Было бы совершенно достаточно, если бы Вы приказали приготовить восемь нумеров. Настаиваю на завтраке в лесу: в прежние времена всегда так делал; времени для устройства и расчистки подходящего места много впереди». 

Завтрак на охоте.Александр III и Мария Федоровна .1888 год

Завтрак на охоте.Александр III и Мария Федоровна .1888 год

Через две недели Александр III отдавал распоряжения егермейстеру: «Охоту на медведей можно будет устроить в четверг 18 марта… Поезд заказан в 10 ч. утра».

Царь с сыновьями часто охотились в окрестностях Петергофа. 27 сентября 1882 года Чертков организовал для Александра III охоту у деревни Настолово. Взяли 15 зайцев, 10 тетеревов, 1 лисицу и 1 сову.

В тот же год 7 и 8 октября государь охотился по перу и на волков в имении С. Веймарна в Пустомерже. Участвовавший в этих охотах граф С.Д. Шереметьев отмечал, что на Александре Александровиче был «красный кафтан, опушенный мерлушкой, серая казачья лошадь казалась удрученной под тяжестью седока. Своры у него не было, но он любил порскать с гончими».

По словам графа, Александр III в это время «исключительно придерживался ружейной охоты и часто отправлялся с князем Д.Б. Голицыным вдвоем на ток или на тягу. По возвращению они закусывали рано утром и вели задушевную беседу». Причем оба стали представителями основанного в Бельгии клуба охотников ордена Св. Губерта. Александр III был также награжден баварским орденом рыцарей Св. Губерта, что представляется вполне естественным: в России и за границей царь эпизодически охотился с монархами и главами европейских держав. В 1867 году Александр Александрович принял звание члена Королевско-Датского общества стрелков

Беловеж и Спала

Главная царская охота находилась в Беловежской Пуще. Как раз при Александре III, в 1888 году, Беловеж был объявлен собственностью государя. Чтобы легче было добраться до места, он распорядился проложить туда от Бельска ветку железной дороги. Вскоре по проекту архитектора Н.И. Рошефора началось строительство императорского дворца, ставшего официальной загородной охотничьей резиденцией. В 1889 году заботы об императорской охоте легли на плечи князя Д.Б. Голицына.

При Голицыне наиболее интересные охоты проводились также в Спале и Скерневицах.

Спала – одна из многочисленных резиденций Александра III в Ловичском княжестве – расположена на землях, купленных им еще в бытность наследником. Позднее он построил там небольшой дом и устроил охотничье хозяйство. Как правило, государь охотился в Спале осенью в течение месяца.

По воспоминаниям личного врача Александра III Н.А. Вельяминова, охота в Спале велась по правилам, установленным лично императором. Самой интересной профессор называет охоту на оленя с подъезда во время рева или драки самцов. Бить молодых животных и маток запрещалось. Били только оленей с рогами в 8 концов и, как исключение, в 6 концов.

В облавах на кабанов Александр III не участвовал, считая их бойней. Иногда все-таки стоял на номере, подпускал зверя поближе, чтобы просто полюбоваться им.

В памятной книжке Александра III на 1884 год читаем: «Сентябрь 7. пятница. Скерневицы- Любохна. В 10 часов отправились всей компанией в Любохну на охоту. Прибыли в дом лесничего, где будем жить, в 12 сели завтракать. Потом поехали на охоту на кабанов. Убили 13 штук и 1 козла…

9. Воскресенье. Любохна.
Все эти дни выезжали в 8 ч. утра на охоту и возвращались в 7 ч. вечера домой. Погода стояла чудная, жаркая и только 2 раза был дождь, и то к вечеру и ночью… Убили за все эти дни: оленей – 10, кабанов – 31, диких коз – 10, самок ланей – 2, лисиц – 1, зайцев – 1».

Из памятной книжки Александра III за 1888 год узнаем: «Сентябрь 6-9. Спала. В эти дни с 8ч. утра и до 7 вечера были на охотах… Погода стоит чудная. Днем жарко, а ночи очень свежие и по утрам даже заморозки. Убито за все эти дни: оленей – 27, коз – 60, кабанов -53, лисиц – 14, зайцев – 74, 1 тетерев, 1 рябчик, 1сова, 2 куницы».

Фотограф Брандель запечатлел различные эпизоды охот 1888 года, в частности «Завтрак на охоте. Император Александр III и императрица Мария Федоровна», «Охотничьи трофеи», «Кухня на охоте» и другие.

Императорская охота в Спале 1890 года удостоилась пера и кисти Михая Зичи, подготовившего красочный альбом с соответствующими сюжетами. Все листы его имеют многочисленные надписи-комментарии на русском, французском и немецком языках. Художник работал над созданием альбома до 1892 года, которым датировано большинство акварелей.

На рисунке «Охота в Спале» в верхней части – удаляющиеся фигуры Александра III, вел. князя Владимира Александровича и наследника Николая; ниже изображены императрица Мария Федоровна и вел. княгиня Ксения, садящаяся в тарантас, на облучке которого Зичи изобразил самого себя, затачивающего карандаш.

Далее идут листы: «вид дома в Спале» в основном с теми де лицами и вел. князем Николаем Николаевичем мл.; «Охота 6-го сентября 1890 года», «Охота 7-го сентября 1890 года», на котором слева внизу Александр III и вел. княгиня Ксения тащат убитую серну; «Охота 17 сентября 1890 года «с изображением императорской четы, Николая Александровича и вел. княгини Ксении; «Охота 19 сентября 1890 года», где показан император в шарабане, очевидно, возвращающийся с «пюршена», и, наконец, лист «Охота 27 сентября 1890 года. Скерневицы». Добыто 325 штук дичи: зайцев, куропаток, хищных птиц. На рисунке вел. княгиня Мария Павловна в коричневом костюме и тирольской шляпке. Профессор Вельяминов ссылается в своих мемуарах на беседу с Александром III, который якобы «не любил участия дам на охоте и дамских охотничьих костюмов…». Именно из-за этого, а также потому, что вел.княгиня Мария Павловна отваживалась стрелять, царь перестал приглашать ее в Спалу.

Император Александр III в Беловеже.1890-е годы

Император Александр III в Беловеже.1890-е годы

Фотографии ателье «И. Мечковский», а также фотографов Э.В. Клара, Л. Ковальского и других увековечили императорскую охоту в Спале и Беловеже в сентябре 1892 года.

Что касается женского участия в императорских охотах, то негативное отношение к нему Александра III не распространялось на его супругу – императрицу Марию Федоровну, которая могла не только часами сидеть «на номере» в ожидании дичи, но и сама не стреляла. Не осуждал он и собственных охотничьих выездов царицы. «В 7 ч. Мама поехала на собственную охоту», – записал наследник Николай Александрович в своем дневнике 11 сентября 1890 года.

По мшистым топким берегам

Еще до восшествия на престол Александра III хорошо знали в Финляндии. В сентябре 1863 года император Александр II тронной речью открыл финляндский сейм в Гельсингфорсе, после чего вместе с великими князьями выехал на охоту.

Александр Александрович еще дважды сопровождал отца во время официальных визитов последнего в Финляндское княжество, а также десятки раз в поездках на отдых.

Позже к семейным выездам присоединилась и Дагмар. Цесаревич неизменно находил время для рыбной ловли и охоты, эпизодически совершал прогулки без охраны. Об Александре Александровиче финны вспоминают как о человеке приятном и скромном. Жизнерадостная и непосредственная Дагмар вообще покорила сердца чухонцев. Ее обожали даже больше, чем Александра.

Обычно семья добиралась в Финляндию на императорской яхте. В 1870 году вступила в строй железная дорога между Петербургом и Выборгом, и в марте Александр II с сыном Владимиром поездом отправились в Финляндию на охоту.

На следующий год царь взял с собой трех сыновей – Владимира, Алексея и наследника престола Александра. Медвежью охоту устроили около Усикиркко. Отец завалил крупного зверя и медвежонка. Дети вонзили восемь пуль залпом в третьего молодого медведя. Вечером все участники вернулись в Петербург.

Учитывая печальный опыт отца, во время официальных визитов Александр III вынужден был предпринимать масштабные меры безопасности как в России, так и в Финляндии. Дворец императора в Гатчине охранялся, в том числе подразделением, которым командовал финн Ф. Бьернберг.

Как государь Александр впервые побывал в Финляндии в сентябре 1882 года. После наблюдения за учениями Балтийского флота царь позволил себе порыбачить, а Дагмар набрала белых грибов.

Царь слыл заядлым рыболовом, и именно в Финляндии однажды, когда он сидел с удочкой на берегу заброшенного озера, ему доложили телеграмму с тревожными новостями из Европы. «Европа может подождать, пока русский царь ловит рыбу», – отрезал самодержец, не прерывая любимого занятия.

В 1885 году Александр III и Дагмар слушали выступление финского хора «Мунтра музикантер». Пение понравилось и любимой императорской собаке, сибирской лайке по кличке камчатка, которая во время концерта подошла к басу Алану Шульману и, встав на задние лапы, любовно прислонилась к груди певца. Когда песня закончилась, Александр поинтересовался у Шульмана, не охотник ли он. Финн отвечал, что охотник и к тому же любитель собак.

Корона не изменила естественности в поведении государя. В 1886 году в тайне от общественности парусник «Царевна» тихо подошел к острову Хегсор. Александр на берегу наблюдал за проворной старушкой, безуспешно пытавшейся вытащить на мостки тяжелый садок с рыбой. Увидев крупного мужчину, женщина повелительно махнула рукой со словами: «Эй, мужик, помоги мне вытащить улов!» Александр послушно выполнил «грозную» команду.

Венценосная дружная чета еще несколько раз навещала полюбившиеся ей финские места. Александр III всегда выкраивал время порыбачить на островах. Популярность Дагмар с каждым визитом росла не только у образованной части общества, но и среди простых людей. Она могла запросто зайти в бедный крестьянский дом, принародно надеть фартук и сварить уху из наловленных мужем форелей. В 1888 году был установлен памятный камень царицы с выбитыми на нем датами всех императорских посещений Финляндии. Как-то отдыхая на острове Хегсор, Александр и Дагмар для разнообразия решили заглянуть на завод «Талинтехдас». При обходе завода царь захотел продемонстрировать свою силу. Он поинтересовался у кузнеца, можно ли с молотом работать одной рукой. Рабочий ответил, что и двумя руками не каждый может им работать. Александр взялся за молот одной рукой и легко поднял его к восхищению работяг.

Авторитет российского императора страдал лишь тогда, когда его указы воспринимались как ущемление национальной самобытности за счет русификации той или иной сферы жизни княжества. И это при том, что хозяин Российской Империи неизменно демонстрировал свое законопослушание. Раз Александр наловил целую корзину раков на маленьком финском островке. Когда же местный пасынок природы упрекнул его в нарушении закона, царь смиренно высыпал весь улов обратно в море.

Уже больным Александр III в 1894 году приехал в Финляндию отдохнуть. Думал ли он, сидя с удочкой на камне и глядя в воду, что это его последнее свидание с милой сердцу финской землей?!

Последний "парад "

В 1894 году самочувствие Александра ухудшилось. Доктор Гирш определил хроническое заболевание почек. Больному предписывались строжайшая диета и смена климата. Лейб-медики не возражали против поездки в Беловеж. Надеялись, что чистый воздух хвойных лесов, лечебный режим и внимательный уход дадут благоприятный результат.
Но в Беловеже царю стало хуже, и он совсем не охотился. В письме дочери Ксении в Крым Александр III жаловался на угнетающее отсутствие сна, писал, что иногда целыми днями не выходит из дому. В начале сентября переехали в Спалу. После переезда государь почувствовал себя бодрее. «Здесь я почти каждый день на охоте и погода чудная, летняя… Сижу на строгой диете, и ничего мясного, даже рыбы на дают…».

Царь, действительно, выезжал на охоту, но, чувствуя слабость, оставался сидеть в экипаже. В это время Мария Федоровна и дочь Ольа собирали гриль.

О последнем охотничьем сезоне Александра III в 1894 году вспоминал гродненский начальник почт и телеграфов Н. К. Полевой: «В восьмом часу утра охотники обыкновенно выезжали в лес. Все участвующие, даже государь император, были в охотничьих нарядах серого цвета, мягких шляпах. Впереди в парной бричке ехал заведующей охотой, указывая путь; за ним коляска государя и так далее. В то же время особо выезжала на место охоты царская кухня. В половине дня делался перерыв охоты, и все участвующие в ней приглашались к завтраку. Для производства облавы вызваны были в Беловеж две роты солдат. Им тоже готовился завтрак. После завтрака охота возобновлялась и длилась часов до пяти, когда охотники возвращались во дворец и садились за обед.

В это время подвозили ко дворцу всю убитую дичь. Зубров убивали редко; условлено было щадить их. Всю дичь красиво раскладывали у крыльца дворца; на каждом животном была привязана записка, кто убил его. Охотники зажигали факелы для освещения разложенной дичи, и один из них трубил в охотничий рог. Выходили на крыльцо император, императрица, вся царская семья и свита; подходили к дичи, любовались красивыми животными, участники рассказывали об особенно удачных выстрелах… По уходе царской фамилии старший повар выбирал, что признавал нужным для царской кухни; остальная дичь раздавалась лицам, прибывшим в Беловеж для услуг государю».

За десять дней охоты в Беловежской пуще в 1894 году было добыто: 36 зубров, 37 лосей, 25 оленей, 69 козлов, 16 кабанов, 3 зайца, 2 глухаря и 28 лисиц.

Теперь это уже ничего не значило для царя. Он все чаще думал о смерти. Ноги у него опухли. Дышать стало трудно. Виски и щеки провалились. Докторов поразил скверный воздух в спальне Александра, где вместе с ним жили четыре собаки. Последовало предписание ехать на юг, и 21 сентября царская семья была уже в Ливадии. Александру III оставалось жить всего один месяц.

Александр III вошел в русскую историю как царь-миротворец. За время его правления Россия не воевала. Он остался в памяти потомков также как безусловно примерный семьянин. В народе его побаивались и, в общем, уважали. По степени увлеченности охотой Александр III, конечно, до отца – императора Александра II не дотягивал. Однако занял весьма почетное место среди российских самодержцев-охотников и, возможно, остается в этой компании самым заядлым рыболовом.

Миролюбивая натура императора не мешала ему уважительно относиться к оружию. Среди поставщиков охотничьих ружей Российского императорского двора при Александре III числились такие фирмы, как французская «Фабрика охотничьего оружия с фиксированными стволами Дарна», бельгийская «Август Лебо», петербургская мастерская Николая Гонно, немецкие оружейные мастера Нагель и Маенц из Баден-Бадена.

Из вещей, входивших в «охотничий кабинет» Александра III, сохранилось одно-единственное ружье работы самого известного петербургского оружейника Николая Гонно. На верхней части приклада золотая пластина с вензелем А III под императорской короной.

9 мая 1887 года Александр III и Мария Федоровна посетили Тульский оружейный завод, где им преподнесли по винтовке системы Бердана-2 (мастера М. И. Степанова). На Всемирной выставке 1900 года в Париже эти две винтовки получили диплом и золотую медаль.

Поражение России в Крымской войне выявило недостатки в качестве вооружения российской армии, поэтому сначала Александр II, а затем и Александр III должны были серьезно озаботиться этой проблемой. Еще в середине 1860-х годов великий князь Александр Александрович посетил оружейную выставку в Париже и был настолько очарован изделиями американской компании «Смит энд Вессон», что немедленно приобрел несколько десятков коллекционных револьверов для себя и сопровождавших его лиц.

Спустя несколько лет компания вывела на рынок новый револьвер 44-го калибра с с автоматической системой смазки – модель №3. Военный атташе русской дипломатической миссии в США генерал-майор А. П. Горлов благоразумно подарил один такой револьвер с гравировкой и перламутровой инкрустацией на рукояти все тому же наследнику Александру Александровичу.

Император вряд ли отваживался охотиться с кинжалом или самостоятельно разделывать дичь, но равнодушием к холодному оружию не страдал. В исторической коллекции Гатчинского дворца имеется охотничий кортик в ножнах, принадлежавший Александру III.

По некоторым признакам эфес и ножны скорее всего изготовлены в России. На щитке эфеса резной вензель АА (Александр Александрович). На пяте клинка с одной стороны испанский герб и надпись под ним: F-ca de Toledo, ano de 1868; с другой стороны – вензель с буквами АА, такой же, как на эфесе. Можно с уверенностью утверждать, что государю очень нравился этот кортик, потому что он хранился не в Арсенале дворца, а в его «охотничьем кабинете».

Александр III увлекался не только охотой. Личности императора была свойственна поразительная разносторонность интересов: он играл на нескольких музыкальных инструментах, любил театр, брал уроки живописи у А. Н. Боголюбова, регулярно посещал художественные выставки, собирал и читал книги и журналы по искусству, коллекционировал керамику, а также русскую и европейскую живопись. От Александра Александровича не отставала и императрица Мария Федоровна.

Перед вступлением на престол живописное собрание цесаревича состояло из 495 полотен и рисунков, из которых 373 принадлежали русской школе, а остальные кисти французских и датских мастеров.

В последующие годы августейшая чета продолжала пополнять коллекцию картин, достигшую к 1894 году 800 произведений, главным образом русских художников. Тематика царских полотен отличалась большим разнообразием. Значительная их часть с охотничьими сюжетами. Это касается работ М. Зичи, А. Швабе, П. Ковалевского, Р. Френца, Н. Сверчкова и других.

Внизу: Александр III и австрийский импертор Франц-Иосиф после охоты в Кремзире(Моравия) в августе 1885 года

Тяга к прекрасному побуждала Александра III к общению с представителями русской культуры. Будучи в Париже, он встретился и побеседовал с И. С. Тургеневым. Похвалил его «Записки охотника». Во встрече участвовала Мария Федоровна. Но если в общении с Иваном Сергеевичем это был эпизод, то с Ф. М. Достоевским император и императрица сошлись довольно близко и не раз приглашали писателя в гости. Тем, чье творчество было близко Александру III, он не отказывал и в материальной помощи. В этот круг попали П. И. Чайковский, А.Н. Островский, некоторые артисты императорских театров. С именем Александра III навсегда связан Русский музей, Музей изящный искусств им. А. С. Пушкина, Исторический музей. До многих добрых дел он был большой охотник!

Валерий Панкратов, "В лучших семейных традициях"

Другие статьи на ту же тему:

Adblock
detector