Главная / Статьи / К барьеру. Краснокнижные рыбы Беларуси

К барьеру. Краснокнижные рыбы Беларуси

К барьеру. Краснокнижные рыбы Беларуси

Приграничный с Литвой Островецкий район в Беларуси еще не стал туристическим местом. В местных реках и ручейках с чистейшей водой водится форель, хариус, а поздней осенью сюда заплывают на нерест кумжа и атлантический лосось — семга. Эти места – наглядная версия Красной книги. Какие барьеры стоят на пути рыбы и как найти баланс в извечном споре природы и человека, рассказывает Дмитрий Умпирович.

Нетронутое Полесье, Нарочь, Браславщина — они успели стать настоящим туристическим брэндом. Но есть у нас еще много и нераскрученных природных «резерваций». К примеру, приграничный с Литвой Островецкий район. Местные реки, ручейки с чистейшей водой — это наглядная версия Красной книги. В них полно форели, хариуса, а поздней осенью сюда заплывают на нерест кумжа и атлантический лосось — семга.

Барьер первый — искусственный

Вот уж кому точно не страшны ни периодически возникающие очереди на белорусско–литовской границе, ни визовые вопросы, так это рыбе–«краснокнижнице». Она с завидным постоянством преодолевает водный маршрут по Вилии из Балтийского моря и сворачивает на нерест в литовские и островецкие речушки, неприметные на вид, но весьма важные для местной экосистемы. Впрочем, даже у атлантического лосося и кумжи есть свои «контрольно–пропускные» пункты, преграды, куда им даже не стоит соваться. Один из них расположился буквально в нескольких сотнях метров от места слияния Вилии и ее притока Страчи. Мы на Ольховской гидроэлектростанции.

Она была возведена в середине прошлого века — во времена, когда человек пытался подчинить себе природу, повернуть реки вспять. Нынче одна мощная турбина поперек Страчи снабжает электроэнергией местную картонную фабрику. Неподалеку — водосброс, больше напоминающий водопад. Разница в высоте составляет всего шесть метров. Только вот для рыбы этот перепад существенный — не преодолеть… Экологи тем временем настаивают: чистейшая и бурная Страча для дальнейшей миграции и нереста лососевых — вариант оптимальный и самый продуктивный. Как разрушить непреодолимый барьер? По мнению экспертов, поможет рыбоход — этакая лесенка, «взобраться» по которой рыба сможет без проблем. Их уже давно возводят в соседней Литве — там действует закон, согласно которому рыбоход должен быть в обязательном порядке установлен при строительстве или восстановлении плотины. А есть ли такая конструкция у нас?

— Несколько лет назад мы прорабатывали вопрос о его установке, — вспоминает заместитель председателя Островецкого райисполкома Виктор Свилло. — В 2007 году он обошелся бы примерно в 70 тысяч евро. Но инвестора на этот экологический проект так и не нашли.

С тех пор прошло четыре года. И что же?

— Буквально в ближайшее время я собираюсь подъехать в Ольховку с представителями Белгидроводхоза — государственной организации, которая занимается проектированием и строительством различных гидротехнических сооружений, — пути решения проблемы активно ищет координатор проекта по сохранению атлантических лососей в реках Беларуси, член общественного объединения «Экодом» Нина Полуцкая. — Главная проблема — это финансирование. Есть идея обратиться в представительство Глобального экологического фонда, но надо искать и дополнительные источники. Главное — всесторонняя поддержка. Ведь рыбоход — это возможность придать отличный импульс развитию одного из видов экологического туризма — рыболовного. Нужно только открыть путь в Страчу и зарыбить ее. А уже на этот стержень «нанизывать» инфраструктуру, байдарочный туризм. Или возьмем опыт страны–соседки. Так, в Вильнюсе рыбоход органично вписался в зону отдыха.

Только вот, пожалуй, одним рыбоходом не обойдешься. Плотины перегораживают и другие потенциальные нерестовые реки — Лошу и Ошмянку. В Лоше, разрезающей Островец на две части, до сих пор водится форель. А вот Ошмянка, напротив, превращается в болото. Воду здесь мутят ошмянские коммунальники, периодически сбрасывающие в речку нечистоты.

Есть у рыбы и другие искусственные преграды по дороге на нерест. То и дело на пути возникают плотины в человеческий рост. Это неутомимые трудяги–бобры, а их развелось здесь слишком много, меняют природную экосистему под себя, создавая комфортную среду обитания и превращаясь в естественных врагов для кумжи и атлантического лосося. На чьей стороне окажутся экологи? В почете пока красная рыба. Ради нее плотины рушат, представителей «речной братвы» переселяют, а то и вовсе уничтожают. Время, когда бобр был постоянным членом элитного клуба под названием «Красная книга», уже давно прошло…

Барьер второй — человеческий

Если ни кумже, ни атлантическому лососю пробраться для нереста в бурную и извилистую Страчу пока не удалось, то здесь вольготно чувствует себя другой «краснокнижник» — форель. Местные жители знают: этой красной рыбы хоть пруд пруди на одном из перекатов неподалеку от деревни Большая Страча. Любит там порыбачить и местный житель по имени Виктор. Правда, улов в день нашего приезда не задался. Возможно, сказалось резкое похолодание. На крючок попалась лишь одна уклейка. Слава Богу, не форель или хариус. Если бы природоохранные инспектора обнаружили хотя бы одну такую рыбешку в ведре — санкций не избежать.

рыбалка в беларуси

— Не боитесь, что вытащите из реки «краснокнижницу» и не узнаете «в лицо»?

— Нет, я — рыбак опытный. Уж плотвичку и окуня от форели точно отличить смогу. И сразу выпущу. Зачем мне проблемы?

Так, впрочем, рассуждают далеко не все. Сети, электроудочки, другие нелегальные снасти постоянно пополняют кладовые районных инспекций. Однако браконьер нынче пошел умный и технически подкованный, попадается все реже.

— С начала мая зафиксировано два таких случая, — листает сводки заместитель начальника Сморгонской межрайонной инспекции охраны животного и растительного мира Сергей Хотянович. — Нам неоднократно поступала информация, что ручьевую форель ловят в реке Лоша. Во время одного из рейдов был задержан местный житель, выловивший четыре рыбешки. А примерно через три дня в поле нашего зрения попал и минчанин. Улов его, правда, был поменьше — всего одна форель. Первый твердил, что не знал, что эта рыба занесена в Красную книгу. Но ему все равно придется заплатить штраф более чем в полтора миллиона рублей. Второй оправдывался, что форель слишком глубоко заглотила блесну. Кумжа и семга? В ноябре проводятся усиленные рейды в местах нереста с участием милиции, привлекаются и общественные организации. Непосредственно с рыбой браконьеров задерживать не приходилось, но с запрещенными орудиями лова — бывало. Начеку и коллеги из Островецкой райинспекции природных ресурсов и охраны окружающей среды.

Барьер третий — спортивный

А весной у человеческого фактора появляется спортивно–туристический оттенок. Опытные рыболовы–любители, хоть ночью разбуди, отчеканят: в апреле и мае идет нерест, на рыбалку вводится масса табу. Вода кишит икрой. А значит, становятся персонами нон–грата удильщики на лодках. Тем временем в мае традиционно начинается водно–туристический сезон. Еще свежа в памяти история, когда пару лет назад на Ислочи из–за стандартного русского «недоглядели» в нерест разрешили джип–триал. Да и Страча для байдарочников — вариант привлекательный. По сложности маршрута и по красоте пейзажей ее сравнивают с бурными реками Карелии. Что уж говорить, если даже представители Минприроды в прошлом году популяризировали таким способом экологический туризм как раз в эти дни…

— Здесь не было никаких нарушений, — показывает мне Правила ведения рыболовного хозяйства и рыболовства начальник Островецкой районной инспекции природных ресурсов и охраны окружающей среды Анатолий Цейко. — В случае необходимости местные власти по согласованию с территориальными органами Минприроды вправе принимать решения об использовании лодок и байдарок в сроки запрета, в том числе и для спортивных целей. Но предупреждать нужно еще до начала периода запрета, чтобы внести соответствующие корректировки. В этом году одна из крупных компаний хотела провести сплав по Страче как раз во время нереста. Они известили местные власти уже после даты–«икс», поэтому мероприятие согласовано не было.

***

Как найти баланс в извечном споре человека и природы, как сделать так, чтобы это противостояние превратилось в сотрудничество? Этим вопросом сейчас озабочены многие. Природа — это тот алмаз, в который нужно вносить коррективы тонко и продуманно. Тогда и она ответит благодарностью.

Прямая речь

Наталья Минченко, начальник управления биологического и ландшафтного разнообразия Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды:

— Поскольку установлен факт нереста атлантического лосося и кумжи в наших реках, теоретически Беларусь может претендовать на вылов лосося в Балтийском море. Но это вопрос на перспективу, так как пока такие случаи единичны. Несколько мальков семги да десяток особей кумжи роли не сыграют. Тем не менее план по сохранению этих представителей Красной книги у нас разработан.

Дмитрий Умпирович, "Беларусь сегодня"

Другие статьи на ту же тему:

 

Adblock
detector